Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 3
Сегодня зарегистрированные пользователи не посещали сайт

Книга Почему ты пришел не вчера?

15 декабря 2019 - Сажидин Саидгасанов

САЖИДИН


ПОЧЕМУ ТЫ ПРИШЁЛ НЕ ВЧЕРА?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2019

 

 

ОБ АВТОРЕ
Лезгинский поэт, драматург, общественный деятель Сажидин Саидгасанов широко известен в народе, прежде всего благодаря стихотворению и песне «Почему ты пришел не вчера?», ставшей народной, а затем и книге с таким же названием. Так же популярны его другие поэтические сборники: «Колобок», «Чудеса», «Под звуки зурны», «Пламя поэзии», «Избранные произведения» и десяток детских книг. По его сказке в стихах «Тетушка-воробьиха», а также музыкальное композиция «Гомер из Дагестана», написанные для сцены, осуществлена постановка Лезгинским музыкально-драматическим театром им. С. Стальского.
Сажидин Саиджамалович - автор около 20 книг стихов, прозы и переводов. Словом, Сажидин Саиджамалович является народным поэтом в самом широком и высоком смысле этого слова, поскольку все его творчество связано с духом народного творчества и судьбами родной земли. В произведениях поэта подкупает легкий юмор и чистый, образный, живой язык, чего не всегда найдешь у большинства других писателей.
Стихи поэта переведены на русский, украинский и дагестанские языки, опубликованы в журналах «Крокодил», «Колобок», «Дошкольное воспитание», в газете «Правда», и в других массовых изданиях. В 2017 году цикл детских стихов.
Сажидина Саиджамаловича вошли в крупную антологию «Детская литература» (Москва, Объединенное гуманитарное издательство, 2018), где широко представлена многонациональная современная литература народов России.
Сажидин Саидгасанов – председатель культурно-просветительского фонда народного поэта Дагестана Сулеймана Стальского.
Сажидин Саидгасанов – член Союза писателей и журналистов РФ и Союза лезгинских писателей, Отличник народного образования ДАССР, награжден Почетной грамотой Верховного Совета ДАССР, Заслуженный работник культуры РД, Заслуженный наставник молодежи РД, Почётный гражданин Сулейман-Стальского района, Кавалер Ордена «Честь и Долг».

Арбен Кардаш,
народный поэт Дагестана.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПОЧЕМУ ТЫ ПРИШЕЛ НЕ ВЧЕРА?

Я тебя почитал, я тебе угождал,
Ни тепла не жалел, ни добра.
Двое суток тебя понапрасну прождал,
Почему ты пришел не вчера?

Здесь кипели котлы, здесь шипело вино,
Весь аул веселился с утра.
Ах, как я тебе рад, но обидно одно-
Почему ты пришел не вчера?

Мы тебя вспоминали и пили всю ночь,
Было мясо и сыр, и икра.
Ты, наверно, сейчас и покушать не прочь.
Почему ты пришел не вчера?

Гарцевали юнцы на лихих скакунах,
И дрожала под ними гора.
Я ворота раскрыл, ждал - прискачет кунак…
Почему ты пришел не вчера?

А сегодня мой дом не сговорчив и нем,
И гармошки затихла игра.
Дай покрепче тебя обниму, но зачем,
Ах, зачем ты пришел не вчера?

От обиды всю ночь я глаз не смыкал-
Еле – еле спасли доктора.
Испарился давно ароматный хинкал…
Почему ты пришел не вчера?!

Ты, конечно, обидел меня невзначай
И не гнать же тебя со двора.
Отчего ты молчишь? Говори, отвечай –
Почему ты пришел не вчера?!

Мне тебя угостить просто нечем сейчас…
Ты уходишь? Давно бы пора!
До свидания, друг мой, а в будущий раз
Заходи непременно…вчера.

(«Литературная Россия» № 25 от 21 июня 2013 г.).

 

 

 

 

 


КАМЕШКИ В ГОРСТИ

ОСМЕЯННЫЙ ВЕРБЛЮД

Язвит о горбах его прямо любой.
А сам – то, любой -
Раскрасавец собой?!

СУЖДЕНИЕ ВОЛКА

Когда бы отару доверили мне –
Отпала бы вовсе нужда в чабане.

НАДЕЖНАЯ ОХРАНА

Чтоб слову не выскочить по пустяку,
Приставлена стража зубов к языку!

СУЖДЕНИЕ ЗМЕИ

И яд у пчелы заготовлен, и мед.
А что для кого - получатель поймет ….

МАЛО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Вор - ястреб.
Убыток в цыплятах велик.
Но ведь, кроме перышек, нет улик….

РЫБА – ОБЛИЧИТЕЛЬ

-На чистую б воду
Я вывела всех!
Да вечно вода вот
Во рту, как на грех…

ПОЗДНО

Что толку беречь,
Коль потеряна честь.
Беречь ее надо,
Пока она есть.

МЫШЬ МЫШОНКУ

-Малыш, не сулит никакого добра
С котенком твоя в кошки-мышки игра!

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ – СОВЫ

Нам свет ни к чему:
Слишком видимы те,
Кто делать делишки
Привык в темноте.

РАЗМЕЧТАВШИЙСЯ ОСЕЛ
-Не будь дураком я, -
Мечтал он тайком,
-Сменялся местами бы я с седоком…

О КУРИЦЕ

Пеструшка бы с голоду сохла, глядишь,
Когда б удирала от каждого «кыш».

В ПОРЯДКЕ САМООБОРОНЫ

-Да, зайца преследую! -
Лис полыхал,
-Иначе он сядет на шею, нахал…

БУДЕТ НЕ СЛАДКО

Коль пчелы в берлоге – о вкусе медка
Медведю разумней не думать пока.

ЖЕРТВА ОСЛАВЫ

Сто раз
Если гость
В его саклю вошел –
Он миску с бараниной
Ставил на стол.

И только однажды,
Краснея слегка,
Поднес кунаку он
Стакан молока.

С тех пор – пересуды
(Аул языкаст):
-Да вам и воды
Этот скряга не даст! …
Журнал «Крокодил» 3-январь І987-г.

КРИВОЙ РОТ

Не мни, отвернувшись,
Что скрыта ухмылка-
Кривая улыбка
Видна и с затылка!

СОБАКА И КОШКА

У пса котенок
Вряд ли вырвет клок-
Шипя, он думает6
Пора бы утек!

ТЕНЬ

Тень – мне сестра, товарищ лучший мой,
Когда мне солнце с неба улыбается.
А небо в тучах, дождь над головой, -
И тень как бы смывается…

РЫБА И ЧЕРВЯК

Увидел рыба червяка,
Нацеленного на крючок.
Не подумав головой,
О черве позаботилась.

Проглотила червяка–ох, как сладко!
Кишка почти полна.
Лишь одно тяжко –
На крючок попалась.

ЛИСИЙ ХВОСТ

Бывает так,
Бывает так,
Что хвост хозяйке
Друг и враг:
Хвостом свой след
Лисичка заметает.
Иногда лисичка
Из-за неё в ямку попадает.

НЕ ГОВОРИ СЛОВА

Не говори слова пустые снова,
Когда в них есть хоть капля яда.
От слова есть противоядье – слово,
Но лучше искушать судьбу не надо!

ЖИЗНЬ

Жизнь, как шахматная игра!
Повороты судьбы - каждый ход.
Мне играть научиться пора,
Чтобы только вперед и вперед!

Я слежу за чужою игрой,
Пониманья так хочется мне.
Ферзь становится пешкой порой,
Но не знаю по чьей вине …

НЕ СРУБИЛО

Если б Топор и Ручка
Не были друзьями,
И дерево б
Не срубило.

ЧЕТВЕРОСТИШЬЕ

-Куда на ишаке ты держишь путь,
С бредущей сзади, женщиной, Али?
-Да прихворнула жёнушка чуть–чуть,
И мы ее в больницу повели…
+++
Кто главней, решает спор
Топорище и Топор:
Из жердей загон овечий
Не достроен до сих пор.
+++
Держать в узде он скакуна привык,
Да не накинет все уздечки на язык…
++
Один радушно потчует народ,
Другой нигде застолья не пропустит:
Карман по шире первый распахнет,
Второй по шире поясок отпустит.
++
Когда я мясом торговал,
Угашал друзей.
Девяносто девять раз
Сделал им добро.
Ну, вот только один раз,
Не сумел их угостить,
Сто раз я стал плохим,
Кому нужен я такой?
+++
Чтоб не дрались, между глаз
Нос поставил часовым.
А когда они ругались,
Едва не остался без носа.
+++
Венок из лавров, проявляя прыть,
Он ищет, чтобы голову прикрыть:
Не так видна пустая голова,
Коли на ней лавровая листва.

ДОБРЫЕ КУНАКИ

Один кунак, возле дома другого
Начал плеткой хлестать коня чуть живого.
Не скрыв удивленья, вскликнул кунак:
-За что ты животного мучает так?

Стиснув зубы от злости, гость ему отвечал:
-Понимаешь, он норов мне свой показал.
Приготовил вчера пол туши быка,
С сыром славным овечьим два припас бурдюка;

Крынка меда душистого была полна,
А в бочонке плескалось немало вина,
Давай, от этой привычки дурной,
Избавим лошадку мы вместе с тобой!

-Не бей! Не подействует уж ничего.
На ослиный рассудок коня твоего.
Раз у этой скотины, норов страшный такой,
Она и отсюда уедет пустой!


ЛЕНИВАЯ НЕВЕСТА

Невестка долго нежится в постели-
Таков отъявленной лентяйки стиль.
Она по дому ходит еле- еле,
А пол не вымыт, и повсюду пыль.

Сметливая свекровь тогда в отместку
В сердцах решила свекра научить.
Как повлиять сильнее на невестку
И как верней от лени излечить.

Не прибегать к упрекам и укорам,
И ранним утром сцену разыграть –
Спать не давать лентяйке громким спором:
Чья очередь сегодня убирать!?

Лишь загорелась утренняя зорька,
Невестка пробудилась ото сна.
Старик кричит: - жена, моя уборка!
-Моя! - в ответ кричит ему жена.

Не вникнув в суть предметного урока,
Невестка молвит: - помирю вас я:
Сегодня дом пусть убирает свекор,
А завтра, бабка, очередь твоя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


КОЛЫБЕЛЬНЫЕ

ВОРОНА

Ворона качала
Птенца в колыбели:
-Спи, маленький мой,
В своей мягкой постели.
Ты неба светлей,
Воронёнок мой.
Ты снега белей,
Соколенок мой.

ЕЖИХА

Сынка в колыбели:
-Спи, маленький мой,
В своей мягкой постели.
Ты строен, как деревце,
Милый сынок,
Иголки твои.

ЗАЙЧИХА

Зайчиха качала
Сынка в колыбели:
-Спи, маленький мой,
В зеленой постели.
Расти всех смелей
В округе лесной,
Пусть краше павлинного,
Хвост будет твой.
Журнал «Дошкольное воспитание» 1. 1986 г.

ПОД ДУБКОМ

Зайка сидел
На пеньке, под дубком,
Ежик сидел
Под дубком за пеньком.

Сидели – болтали
О том и о сём:
-А что, если б не было
В поле земли?

-Кусты и деревья
Тогда бы не росли.
-А что, если б солнце не грело?
-Тогда бы пшеница не созрело!

Зайчиха и Ежик
Сидели – болтали,
А люди комбайном
Зерно убирали.


МОЙ ПУШКИН

Твое величие вовеки нетленно,
Душою всегда был русский,
И был ли более вдохновенный
Чем ты, поэт мой, Пушкин.

Ты кумир поколений, звезда,
Что пленила сердца миллионов,
И закрытые негой глаза
Открывал чудодейственным словом.

Словно свет, озаривший юность,
Ты поэт, указавший мне путь,
По тебе я скучал ночью лунной,
По тебе грустит сердце чуть-чуть.

И каждого народа память греет
Та частица, что ты подарил.
Их история нежно лелеет
Того, кто стал самым родным.

Стих и проза, как нежный дарман,
Но судьба не позволила много….
Тебя славил поэт Сулейман,
Также мне на душе одиноко.

Пока жив этот мир, я уверен,
Священную память храня,
Мягкий свет не погас, не потерян,
Вдаль пойдём, вспоминая, любя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕСНЯ ЛЕЗГИН

Время лечит любую печаль,
Как клин вышибает клин,
Впереди все прощает даль,
Но, славься песня лезгин!

Так, вечной свободой дыши
Воин, солдат, господин,
Словно флаг восставшей души,
Славится песня лезгин.

Ты – вещий зов Шарвили,
Вдаль Каспийского моря летит.
За удачу лишь бога хвали,
Так, славься песня лезгин!

Отечества яркий рассвет,
Чья свобода и мир нерушим
Ты – знамя великих побед,
Так, славься песня лезгин!

Пусть друзья тебя окружают,
А лица не знают морщин,
Свежим ветром грудь наполняет
Славная песня лезгин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ОБЕРНИСЬ

Юзом, скрипя, жизнь вошла в колею,
Позади все лишения невзгоды,
С затуманенным взглядом перепутий стою,
Где свернул я с привычной дороги.

Все верх дном в обезумевшем сердце,
Где страсть заменила любовь,
Падшей женщине в нем открыл сердце,
Забурлила остывшая кровь.

Все бессмысленно там, позади.
Я забыл чью-то верность и ласки,
Любимых детишек оставил в пути,
Все оставил в угоду несчастной.

Оставляя руины, и слепо вперед,
Мерная поступь в порывистый шаг,
Брел в никуда, там, где холод и лед,
Я забыл оглянуться назад.

Где новая жизнь и другая семья,
Лишь безумец способен влюбиться
Журавля пожелав поймать в небесах,
Отпусти родную синицу.

Ее стоны и крики, как будто азан,
Слеп и глух, уходили, стиснув зубы,
Все отдал за ложь, за обман,
Забыл сладкие нежные губы.

Так корыто разбито, разбита мечта,
Растворилась прозрачною дымкой,
Лишь теперь Сажидин, оглянется назад,
Где слезы размыли дорогу, как ливни.

 

 

 

 

 

 

 

 


МОЯ ДУША БОЛИТ

Сколько помню себя самого,
Всю жизнь воздавал дань долгу,
Больно видеть, как гибнет все,
Как ягненок становиться волком.

Больно видеть, когда за щедрость
В заложники взял твой друг,
Лесть его принял за верность,
Слабонервных пустил в приют.

Больно видеть, когда их леность
Движет сердцем, затмила ум,
Я и сам уже болен, наверно,
Полный горьких тяжелых дум.

Мне больно, когда всякий раз
Потакал неумную слабость,
И не в силах, увы, отказать,
Так обрел седовласую старость.

Больно видеть дешевый обман,
Я не ангел заветного неба,
К чему смех, когда едкий туман
Стеной пал, но несчастна победа.

Мне так больно смотреть назад,
На бумагу излил горечь слез,-
Это плачет, ввысь рвется душа
В долину нетронутых грез.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРОБКА

Пробка пить сама не может
И другим пить не дает.
Сколько денег она гложет?
Нам пробка создает?

Ах, какая гадость пробка!?
Просто грабит наш карман.
Пришибу я пробку ловко,
И не нужен здесь наган.

Ты жена моя бутылка,
Миловался зря с тобой.
Объясняясь в чувствах пылко,
Нынче пьянству дам я бой!

Вспомним годы молодые:
Пили мы себе во вред.
Нынче времена другие:
Алкоголю – красный свет!

Дело-то совсем не в пробке
Хоть и чванится она,
Пробка что? Затычка к водке
И затычка для вина.

Так покончим с глупой пробкой,
Да и с пьянкой разбитной.
Пусть же будет бой не робким,
Пережитку пьянству – бой!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРОСТИ...

Если сердито небо, гром гремит,
На землю дождь слезами проливая.
От слов твоих душа моя болит,
В преддверии несчастья замирая.
Но ты прости, коль сила есть простить,
Ведь мы не сможем друг без друга жить.

Завистники так видно пожелали
Нас разлучить - как солнце и луну.
Теперь обеспокоятся едва ли,
Нас примирить, свою признав вину.;
Но ты прости, коль сила есть простить,
Ведь мы не сможем друг без друга жить.

С тобой мы раньше неразлучны были,
Теперь же видимся издалека...
Свою весну бездумно упустили,
И холодом дохнула вновь зима...
Но ты прости, коль сила есть простить,
Ведь мы не сможем друг без друга жить.

Ты можешь и простить, и не простить
Разлуку или радость выбирая...
Но помни: лету никогда не быть,
Если весну любви не сберегаем.
И ты прости, коль сила есть простить,
Ведь мы не сможем друг без друга жить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕСТЬ УЛИЦА

В Новороссийске, городе-герое,
Есть много разных улиц именных,
Но, в самом центре, для меня желанна,
Стоит сверкая в бликах осияно,
Улица имени Стал Сулеймана!

Лежит он между морем и горой,
Где лес растёт зеленой полосой.
Где солнца луч играет золотой,
Среди дворцов прекрасных, без изъяна,
Есть улица Стал Сулеймана!

И вот все знаменитости, друзья,
Собрались вместе, как одна семья.
На память нам осталось фото дня,
Где наша радость запечатлена,
На улице имени Сулеймана.

Друг - Алибег, я был там не один,
Как воздух города и свеж, и чист,
Не даст о том соврать Шахабудин!
Новороссийск - город геройской славы,
Где блещет, словно на заре волна,
Улица имени Стал Сулеймана!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ДУМЫ ЛЕНТЯЯ

Лентяй:
Весной под забором крапива растёт,
Ленивый её только не соберёт.
К приготовленному хинкалу,
Кусочка мяса, и сметана не помешало.
Припев:
Чтобы жена стала поварихой,
И я себя чувствовал бы тамадой.
В ушах, чтоб звенела зурна,
Напился б вином допьяна.

И мёд виноградный со сливочным маслом,
И тёплый чурек с водой минеральной,
И водки бутылка бы не помешала,
Она на столе б постоянно стояла.

Над пловом, жаренного с мясом,
И приправы хурмы не мешало.
Из ухоженного барашка голубцов,
Штук десять кушать не мешало.

Хорошей еды ещё знаю немало,
Люля-кебаба бы с уксусом мне не мешало,
Пельмени я знаю, хорошего вкуса,
Тарелочек несколько для перекуса.
Жена:
Хороших и вкусных пищу ты знаешь,
Нет предела твоему знанию, но
Что ты будешь кушать из нашего дома,
которого давно нет ни мука и не сыто.?

Хорошей еды ты знаешь немало,
Но в доме давно уж муки не бывало.
Тут знаньям твоим нет предела,
Но в доме продуктов я не углядела.
Автор:
Строки, написанные Сажидином,
Для многих пословиц бы пригодились.
И слушать охота, и телу сгодилось
Правдиво они стихами сложились.

 

 

 

 

 


ПИСЬМО САЖИДИНУ...

Мой брат, да будет свято имя твоего отца
И именем его зовутся сёла, города.
Послушай - ка, что я скажу, а ты внимай меня,
Чтоб чист и ясен был всегда твой светлоокий взгляд,
И пред народом прямо мог ты голову держать.

Мой луг, твой сад, всё в тотчас стало "нашим" невзначай,
А "нашим" став, богатый не давали урожай.
И скот ушёл, остались лишь пустые хлев, сарай.
Лишились мы всего, что наживали столько лет,
И творог было не достать, чтоб им намазать хлеб.

Имущество, хозяйство, всё, списали под залог,
Никак нам было невдомёк, наём где и налог,
Мы кожу не могли достать, чтоб сшить пару сапог.
Остались словно сироты, мы посреди дорог.
Сердца покрылись горечью от боли и тревог.

Народ сгоняя не спросив в колхоз или в совхоз,
"Рабочий люд" нас стали звать, стыд пробирал до слёз,
Лишь обобрав оставили, как опустевший воз.
Боль униженья испытав, народ наш изнемог,
Так обрекла судьба познать чужбинушки порог.

Мой брат - поэт, я помолчу, теперь же ты скажи,
С открытою душой, без зла, без хитрости и лжи,
А хочешь песней мне пропой, прижав чунгур к груди.
И я тебя хочу понять, чтоб лучше мир познать,
Зло и добро, врага и друга смог распознавать.

Давно уже не сеем мы пшеницу на полях,
Засажен всюду виноград, вдоль рек и на холмах,
Хлеб есть сегодня - хорошо, да славится Аллах!
Вот только завтра, что нас ждёт не ведает никто,
На верный путь направить нас, увы, нет никого.

Овец отары не видать на пастбищах родных,
Свирели чабана давно не слышим мы, увы,
Нет строгих бурок на плечах у горцев молодых.
Галоши, шапка и цилиндр на смену им пришли,
Мы мёрзнем осенью, зимой и в солнечные дни.

День ото дня растут болезни, неуёмна хворь,
И на базаре не найти нам мёда с давних пор,
Нет мяса, масла, молока, жевать морковь нам сколь?
Так молодые на глазах ссыхают день за днём,
И не найдя снадобья им, жалеем мы о том.

Мой брат - поэт, я помолчу, теперь же ты скажи,
И справедливо рассуди без хитрости и лжи,
Папаху сняв, прижав к груди, как деды и отцы.
Мысли свои произнеси пред миром и людьми,
В школах зачем язык родной остался за дверьми?

В Кубе, язык лезгинский наш, турецких слов набрал,
В Кюре, русский язык к нему, как ржавчина пристал.
Словно разорванный тулуп, язык отрепьем стал.
Утратив свою совесть, честь, лезгин не будет свят,
И коль забудет он язык, свой род, отца и мать.

Помним ли эпосы свои и сказки матерей?
Не было живших в старину поэтов и мужей,
И жизнь оставивших в бою, отважных сыновей?
Не вспоминают в школах, нет, истоков старины,
Проводятся уроки там, лишь коротая дни.

Что за газеты и журналы мы издаём, скажи?
Лежат ли кипы книг у нас с историей лезгин?
Жив ли ещё лезгинский дух у женщин и мужчин?
Что ожидает наш народ по истеченью лет?
Душой радеющий за нас, найдётся ль человек?

Мой брат - поэт, настрой скорей на лад, свой павший дух,
Будь ты с народом заодно, с ним разделив судьбу.
Не бойся подлого врага, а выйди на борьбу.
Нужны нам смелые в бою, нужны нам храбрецы,
От гнёта чтоб избавить нас и жить, как праотцы!

Давай же будем старших мы любить и почитать,
А младших с уважением на путь благословлять,
Там где уместно "Астахфур!" с почтением сказать.
Освободим наши сердца от зависти и зла,
Пусть правит нами славный дух Единства и Добра!

Станем хозяевами мы земли своей родной;
Гор снежных, бурных рек, морей и милых берегов,
Нив плодородных, горных пастбищ, солнечных лугов,
Чтоб хлеб насущный и вода принадлежали нам,
И вечно жил под синим небом гордый Лезгистан!

Не наживай богатства зря на протяженьи лет,
Не утруждай себя ты в том, чтоб обнищал сосед
И понапрасну не вскипай, не оберёшься бед.
Народ свой ты превозноси, неся с собою свет,
Да имя доброе храни, совесть свою и честь!

Кому, скажи, не надобны советы мудрецов?
Иль не они служили нам основой всех основ?
Мой брат - поэт, прими мои приветы за одно.
Почаще пусть в Кюре, Кубе проводят дружный мел!
От пожеланий наших, там, прольётся дружбы сель!
гор. Кусары. 1991 год. 9 - мая

 

 

 

 


ОТВЕТ НА ПИСЬМО ЗАБИТА

Брат Забит, получивший от вас письмо -
Стал намеком, как зажженный волок.
Честно признать, стал хоть боль, но приятный.
Конечно, когда тронул моих чистых помыслов,
Сразу звонко прозвучать стал многих голоса.

На кулаков поставив клеймо, что они враги,
Красным дубиной избили народ подряд.
Поставив имя колхоза, на отару овец,
Руководство наслаждался шашлыками?
А чабанам достались дохлые.

Председатель, директор, хоть сельсовет,
Пусть у каждого была человеческая совесть.
Обманщикам это с нашей стороны стыд.
Под мышкой держа партийный билет,
Пусть на нашу кожу не сыпал красного соля.

Чтоб под мышкой оказалась «Хлебная книжка»,
Расход пошли и деньги, и сила, и знакомства.
Куча, в которой управлял колхозом, людьми,
Со смехом так издевались они, избивая,
Я же не мальчик, мужчина шестидесяти лет.

В первых порах для бедных создав артели,
Боролись куча безземельных батраков.
После, в кабинетах просидев за столом,
Изменились, словно нитки после краски.
Рабочих приняли, как собственный скот.

Брат Забит, много горя накопилось в сердце,
Для лезгин дела стали словно черные дни.
И как нации, и как границы, мы стали чужими.
Разве можно считать это за свободу?
За семьдесят лет трудившему народу.

Говоря, да здравствуй для двух руководителей,
Красная знамя превратил в тряпье старое.
Вручив молота и серпа рабочему и крестьян,
Верхушка бюрократов наслаждалась, как хотят.
Бесплодными, остывшими стали наши поля.

Вырастив и выводив сирот в люди,
Ничего хорошего не добились мы,
Золото и серебро собрав кучами гор,
В банках хранил полученные взятки.
Верх дном сделали крепости СССР.

Я б не стал разбираться по мелочам,
Если они слышали голоса правды.
Любуясь, красиво одетым своим женам,
Своим детям дали учиться, давая взятки.
Дуракам, давая билеты, заставили трудиться.

Колхоз, совхоз стал кормушкой для воров,
Кто говорил правду, принимали за дураков.
Аллах же дал людям видеть пару глаз,
Чтобы каждому давали по-справедливому,
Чтоб плохие сгорели в страшном огне.

Брат Забит, что за горе, которое мы видим?
Ради этого трудились наши предки?
Людей калечив ранами кинжалов и пуль,
Люди остались без работы и бездомными.
Что нам делать в середине огня и бурной реки?

Нет изобилья ни в Кюре и в Мюшкюре,
Кто зажжет чираг в Лезгистане?
Святые намерения полно в груди людей,
Пусть даст спокойствие нашим сердцам Аллах,
Чтобы изобилие вернулись в наши земли.

Жившие как братья наши соседи словно
Врагами стали, оставшимися сердцами.
Родившие для народа, для Родины сыновья,
Как не плакать, когда умирают поголовно?
Разве им не жалко нашу молодежь?

Сохранилась наша нация и наш язык,
Осталась правда и собственные дома.
И кровь кипит по-прежнему в жилах.
Может кто-то бережет себя скрыто,
Чтоб других признавая ханами, сами рабы,

Нам осталось свое место, своя гордость и мена,
Лезги намус, адаб, гъейрат, и стыд осталось.
Для новых плодов осталось лезги дерево,
И Шарвили, и Хаджи Давуд – наши предки,
Их заменит найдутся славные сыновья.

Куплетов мало, горе стало очень много,
Мы друг другу передали свои секреты.
От горя народ изнурился, трудовой народ,
Вложив все силы, что есть у нас,
Снова построим Родину справедливую.

Брат Забит, не горюй с высокими думами,
Моя надежда на наших молодых ребят.
Со всех сел собрав групп «Садвалистов»,
На бумагах, писавших Лезгистна история,
Будем гордиться именами героев-кахриманов.
Ашага-Стал, 21 мая, 1991 год.

 

 

 

 

ЖЕЛАНИЕ...

То солнце в небе, то луну,
Не счастье ль видеть наяву?
Познать вселенной красоту,
Глаза иметь хотелось бы!

Творя добро, не упрекать,
Любить, друг другу уступать
И жар души не растерять,
Раз аромат хотелось бы!

От мира взгляд не оторвать,
Рекою море не набрать,
Счастливой песни не прервать,
Поля любви хотелось бы.

Мы в этот мир приходим раз,
Полюбим Землю без прикрас.
Чтоб счастье вселилось в нас,
Нам торжества хотелось бы!

Ах, как прекрасен мир, вглядись,
Где звёзды освещают высь.
Чтоб к Богу в небо вознестись,
Нить прочную хотелось бы!

Так будем радовать людей,
Неси, мой друг, перо скорей.
С народом быть на склоне дней,
Сажидину хотелось бы...

То солнце в небе, то луну,
Не счастье ль видеть наяву?
Познать вселенной красоту,
Глаза иметь хотелось бы!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СЫН ДРУГА

Не дожидаясь от чужих подмоги,
Открыл ты стольким добрые дороги!
Так сильно возлюбил свою Отчизну,
Что помогать готов был бескорыстно.
За помыслы твои, дела благие,
Прими же благодарности людские,
Сын друга моего по имени Абдул!

Мой брат Махмуд, твой сын - мой идеал!
Счастливец ты, твой сын от Бога дар!
Он, вглядываясь в будущее, вдаль,
Надежду просвещенья детям дал.
Он душу свою настежь распахнул,
Он землю своей силой обогнул,
Звать сына друга моего - Абдул.

Построить люминарий в Хрюге – честь,
Детей, тому свидетелей, не счесть.
Он лишь в зените своего пути,
Свершений ещё много впереди.
Он стольким людям руку протянул,
И веру в день их завтрашний вдохнул,
Он друга сын, по имени Абдул.

Хвалить чрезмерно - дело не благое,
Без похвалы народ найдёт героя.
Родник живой, в нём бьёт вода ключом,
Родителям его - поклон земной!
Прославил он отца и мать навек,
Достойный сын и настоящий лек*- (орёл)
Он друга сын, по имени Абдул.

Я Сажидин - обычный человек,
Не зря, надеюсь, прожил этот век.
В делах, поступках добрых знаю толк,
Их оценить и похвалить - мой долг,
По Божьей воле был он наречён,
Своим родным народом оценён,
Он украшал свой край за годом год,
Гордится его именем народ,
Он друга сын, по имени Абдул.

 

 

 

 

 

 


РАЗГОВОР О ЛЕЗГИНАХ.

Коль пойдёт ваш разговор,
О лезгинах гордых,
Призывая совесть гор,
Будьте в слове твёрды.

Прикоснитесь вы сперва,
К древним их истокам.
Чтоб не ранили слова
Ваши ненароком.

Их устои крепче гор,
Твёрже скал каспийских.
В жилах их струится кровь
С удалью лезгинской.

Храбрых воинов сердца
В битвах не робели.
До победного конца
Бились, как умели.

Сколько раз на земли их,
Недруги польщались,
Сколько полчища врагов
В бегство обращались?

Был Надира брат не прочь,
Проявить отвагу -
Льют в Иране день и ночь,
Слёзы по бедняге.

Разъярённый шах Надир,
Отомстить решился,
Персии эмир едва
Жизни не лишился.

"Коли ты глупец, иди
На лезгин войною"-,
Произнёс, смирившись он
Со своей судьбою.

Покорить пытались нас
Турки и арабы.
Думали падёт Дербент,
Станет Баб-Аль-Абвабом.

Ну и где теперь они?
Канули бесследно!
Но а мы ещё полны,
Доблести несметной!

Кто к нам с миром и добром,
Хлебом с солью встретим.
Ну а коль придут с мечом -
Им же и ответим!

О лезгинах говоря,
Хорошо ль, с упрёком ль,
Прикоснитесь вы сперва
К древним их истокам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ТВОЙ ДОЛГ

Когда к тебе нагрянет гость нежданный,
Пусть без подарка, пусть тобой незваный,-
Твой долг святой его достойно встретить,
Как родственника близкого приветить.

Спроси как поживает, что худого
И стол накрой для гостя дорогого.
В лохмотьях он иль в старенькой одежде,
Неважно, будь с ним добр, не будь невежей.

Гласят у нас - гость посланник Аллаха,
Встречай его, как сына падишаха.
Принц ли твой гость или же раб несчастный,
С тем и с другим учтив будь беспристрастно.

Отец оставил мне эти заветы.
И я был частым гостем в жизни этой.
Во все века ни деньги, ни алмазы-
Всего дороже - гость был на Кавказе!

Отца родного следуя заветам,
Оставил ли я сам их своим детям?
Мне дороги традиции народа,
И пусть их чтут потомки во все роды!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЛАЧ ТУКЕЗБАНА

Великий Бог, Создатель мирозданья,
За что судьбу мне горькую послал?
Не я ль учила суры из Корана,
Безропотно вверяясь небесам?

Ты, разлучив меня с моим любимым,
Постылому врагу отдал в рабы,
Но я снесу все муки, и в могиле
Не затушу свечи моей любви!

Ты даровал мне стать женой Эмина*,
Поэта, что народ короновал.
Во всём искусный мастер, благочинный.
Меня он, как цветок оберегал.

Но Ты не дал мне насладиться счастьем,
Сынов моих детьми на смерть обрёк!
А дочери... с ними тепло в ненастье,
Но дОлог ли девичества их срок?

Мне горя этого с лихвой хватало,
Но в сердце мне Ты вновь кинжал вонзил.
Эмина приковав навек к постели,
Зачем Ты так жестоко поступил?

И навсегда повергнутый на ложе,
Эмин был болен и неизлечим.
Чем я тебя прогневала, О,Боже?!
Уже и слёзы проливать нет сил.

Отняв супруга моего, Эмина,
Ты облачил в сиротство* и меня.
Куда в объятьях горя и унынья,
С сиротами пойти посмею я?

Но Ты, мой Бог, Создатель Мирозданья,
Меня любви и веры не лишил.
Ушёл Эмин, оставив завещанье,
До основанья мой разрушив мир!

 

 

 

 

 

 

 


ЧТО ДЕЛАТЬ, ЛЮБИМАЯ?

Каждый день, украдкой наблюдая,
Рвется сердце на части, страдая,
Что нам вместе не быть, понимая,
К чему, любимая, мне жизнь такая?

Чтобы уберечь от людской молвы
И сплетен наши светлые мечты,
Готов сгореть дотла в огне любви
Пожертвовать готов я всем, любимая.

Ты, словно путеводная звезда,
В мыслях моих и раздумьях всегда.
И хотя давно - чужая жена,
Все равно, любимая, ты мне мила.

В плену традиций погибли мечты,
Сгорели они, словно мотыльки,
Которых манят огоньки в ночи.
Лишь пепел один от них, любимая.

Я растерян, в печали Сажидин.
Среди людской толпы совсем один.
Хотя бог не дал мне счастья....вершин,
Я не ропщу на него, любимая.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ЧТО ОСТАВИЛ?

Для чего же ты родился?
Если спросят вдруг меня,
Скажу: «Богу, чтоб молился,
Веру в небеса, храня»

Что же на земле ты делал?-
Если спросите опять, -
Служил людям, народ лелеял,
Готов был жизнь ему отдать.

Ответь, мир ты покидая,
Что оставить постарался?
Жил, людям душу отдавая, -
Все равно в долгу остался.

Сумел ли ты скопить добра,
Дела важные творить,
Чтобы помнили тебя,
За деяния хвалить?

Перед людьми язык мой нем:
Богатым так я и не стал.
Но на поэзии тропе
Бедняком не ощущал.

Прошу простить, что до седин
Прожив, не сколотил добра.
Но как поэта, Сажидина,
Запомнят имя на века

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ЧТО ЖЕ ВЫ МОЛЧИТЕ?

Стоя в холодной тишине,
Шалбуз и Шах, что же вы молчите?!
Народ мой вновь один во сне,
Где ж ваша гордость, уж простите?!

И смотрят звезды вниз с небес,
С тоской, с грустью, как в ненастье...
В стихах о Родине я весь,
Имбирь для ран моих. лекарство.

О, сколько же в тебе терпенья,
Самур, разорванный на части?
Доколе выдержишь нападки,
Мышей летучих всякой масти?

И пустословов развелось,
Не делом, словом пыль пускают...
В карман народа сунув нос,
Чужие деньги вновь считают.

"В единстве сила" говорят,
А сами грабят, делят, делят,
Урвав кусок жирней-едят,
Воды в рот наберут на время.

И смех, и слезы - все подряд,
Язык не знает, что же молвить?!
Семь шкур с тебя хотят содрать,
А ты сказать не можешь слово!!

Зовем мы: "Шарвили, вернись,"
А сами прячемся в прохладе,
Чтоб Лезгистан спасти, проснись,
Иначе, ты успеешь вряд ли...

Когда настанет нужный час,
Мы ждем, что Шарвили восстанет,
Замученный народа глас
Все по местам своим расставит.

Для нас тяжелою бедой,
Все это может завершиться...
Молча, с вершин горы седой,
В кусты мы можем покатиться.

Кому сказать, кого просить,
Аллах Всевышний, право слово,
Доколе без единства жить?!
Народ мой мучается снова.

Кого хоть ждешь ты, Сажидин,
Раз горец-жизнь свою отдай ты!
А тех, кто молча ждет беды,
Всех их камнями забросай ты.

ПРЕДАНИЕ О ГОРСКОЙ ПАПАХЕ

Папаха – честь, Сулейман
Когда вел я разговор о папахе,
Вспомнил адат горцев старины.
О том, что папаха из-за чести
Надевали на голову мужчин.

Когда ездили на хадж, белой полосой
Завязывали на папах мужчин.
Разные материалы подбирал для папах,
И разные характеры были у мужчин.

Если ты достойной чести мужчина,
Умей уважать и честь папаха.
Папаха – только мужчины носят,
И носят его честные мужчины.

Сулейман Стальский и Тагир Хрюгский,
Носили папахи, как честные поэты.
Каждый свою папаху, как красное знамя,
Держите выше на всю жизнь.

Папаха всегда должна быть на высоте,
За работой и в сражении.
Когда ты служишь своему народу,
Уважай и тех, кто честно носить папаху.

Для Сажидина дорога папаха,
Как символ чести и храбрости.
Чтоб народ был тобой довольным,
Надо служит честным трудом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАСЫПАЕТЕ ЛИ ВЫЗАСЫПАЕТЕ ЛИ ВЫ?

С той поры, как имя мама обрели,
С вечным солнцем и луной, с небес вдали,
Хоть однажды, позабыв дела свои,
Засыпаете ли вы когда-нибудь?

Окружив своей заботой всю семью,
Чтобы в доме жизнь кипела, как в раю,
Напевая баю-баюшки-баю,
Засыпаете ли вы когда-нибудь?

Зная точно, где ребенок твой сейчас,
За спасение его тайком молясь,
Злые мысли отгоняя каждый раз,
Засыпаете ли вы когда-нибудь?

Мамы-это те, кто жизнь на свете дал!
Вы - невесты всех свершений и начал!
Закаляя ум наш, разум ,как металл,
Засыпаете ли вы когда-нибудь?

И, хотя они бессмертны никогда,
Ведь для каждой в небесах горит звезда,
На себя не тратя время - не беда,
Засыпаете ли вы когда-нибудь?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С ТАКИМ СЕРДЦЕМ

Как я стою на ногах,
С таким сердцем чутким?
В нём тревога, боль и страх
Каждую минутку.

Как лезгинский мой народ
Радость жизни ищет,
Но им это не даёт
Тот, кто чином выше.

Для чего живу, зачем?
Всё мне сердце гложет.
Может проклят был я кем?
Для чего, о Боже!

Сердце, что ни говори,
Лучше то, что жжётся.
А без чувств само умри,
Что с дефектом бьётся.

Так и я живу храня
Уваженье ваше,
Чем сердечней, для меня,
Ваше слово краше.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

УВАЖАЙ

Что добро вернётся злом, не верь мой друг,
Как и море, что не сможешь ты найти,
Где вся высохла вода и всё вокруг.
В камень сердце ты своё не преврати.

Ты не бойся, если кто-то не поймёт,
Небеса твою оценят доброту.
И святыней станет непременно тот,
Кто в душе своей наводит красоту.

После нас останется добро и зло,
Несмотря ,что мы при жизни короли,
Даже это никому не помогло -
Человечность обесценить не смогли!

Не жалея ни себя, ни сил своих,
Быть добрее- эта ноша нелегка.
Но от всяких благородных дел больших
Бьёт удача, как вода из родника.

С добритою не сравню я ничего-
Это счастье, что Аллах нам подарил.
Нет на свете драгоценные того,
Если вспомнят, что ты самым добрым был.

Лет десятков восемь с лишним Сажидин
Видел многих, хочешь мне не доверяй.
Знавших голод ты спроси - ответ один:
Уважение ты к людям не теряй!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


СИРОТА ТРЕХ МАТЕРЕЙ

Выпавший на долю трех матерей
Сквозь слезы смотрел на мир.
Хотел разорвать в клочья горе, как парча,
Поискав счастье в чужбине,
И не нашедший, сиротой стал ты!

Вкусив жизни горький мед,
Духом ты не падал ни как.
Возмужал, рос борода и усы,
Закалялся словно кинжал, поэзией,
Закалялся, как сталь, ты.

В каждом отрывке времени есть ошибки,
Все тяготы видел своими глазами.
Стихами, словно алмазом, резал,
Бесчинство, которое свершил в ту пору,
И бесстрашным стал ты.

Ради народа, себя не пожалев,
Словно гора поднялся ты в высь.
Мы счастливы, что живем в твоем селе,
И трудимся на благо народа, сочиняя стихи,
В каждом меджлисе нужен ты.

Как воздух и вода, и родной язык,
Необходимыми стали нам твои стихи.
Как саз Саида и как зов Эмина,
Ваше сердце и простота,
Навеки оставил нам ты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГАСАН-ЭФЕНДИ АЛКАДАРИ

Любой, пожелавший на прошлое время взглянуть,
Не правда ль? – как чудо увидит твой путь.
Ты как справедливости сердце в народной груди,
Мирзе Алкадари, достойный Гасан-эфенди!

Эмин, Казанфар, - вы втроем заключили союз,
Чтоб словом и делом, в содружестве муз,
Народу возможность весны показать впереди,
Мирзе Алкадари, мудрейший Гасан-эфенди!

И в круге народа, где каждый тебе кровный брат,
За дух просвещенья прими наш глубокий рахмат.
Мир принял ученых Кавказа: входи! -
С тебя начиная, блестящий Гасан-эфенди!

И всех мусульман Дагестана – лезгин, и авар,
Встряхнул ото сна ты, разбужен к учению дар.
Аллах – своей волей - в науке тебя утвердил,
Ты крылья нам дал, вдохновенный Гасан-эфенди!

И миру открылся народ, и с дороги теперь не свернуть,
Страна мусульман продолжает свой путь.
Для скольких людей послужил ты поддержкой в пути?
Мирзе Алкадари, великий Гасан-.эфенди!

Как шейх Яраги, так и ты шейх для нас,
Твоею дорогой идем, - и пробьет верный час,
Поклясться готов в том тебе Сажидин,
Мирзе Алкадари, почтенный Гасан-эфенди!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЕРОЮ РАДИМУ ХАЛИКОВУ

Оставляя детей на земле,
Смельчаки погибает в боях.
Ну, зачем же скажи в цвете лет,
Забираешь ты их, о Аллах?

Жить бы вольно Радиму сто лет,
Птицам радуясь, солнцу везде.
Но настигла его злобно смерть,
И померк неожиданно день!

Защищая отчизну свою,
Грудью встретил все пули боец.
Сам погиб в жесточайшем бою,
Только это совсем не конец!

Он бессмертье навеки обрел,
Он живет вечно в наших сердцах.
Он на подвиг рискованно шёл,
Как не ведавший страха смельчак!

И гордиться, не зря им Кюре,
И России его не забыть!
От беды нужно мир наш сберечь,
И героем достойными быть!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СУЛЕЙМАН СТАЛЬСКИЙ

Все ноши судьбы на плечах поносил,
Хлебца заиметь—на то не было сил.
Сиротство и голод теснили тебя.
Но в сердце народа взрастил ты себя.
Повлек свою душу в скуднейший лиман,
Познал о хорошем. Плохом –Сулейман.
И в Ашага-Стале и на Сырдарье
Ты правду судьбы не нашел; брел в старье.

К свободе крестьян и рабочих вела
Вся партия Ленина - к Миру звала.
За ней миллионы шагали гурьбой
И красное Знамя несли за собой.
Когда в новой жизни прокладывал путь,
Ты стал соловьем на врагов шею дуть.
Счастливый, мечтой окрыленный старик,
Стал молод душой Сулейман—снял парик.

На крыльях орла время птицей летит.
К свободе, любая страна путь когтит.
В сердцах стариков и детей сущим днем
Горит имя Ленина славным огнём.
Народный поэт Дагестана—лукман,
В тебе наша гордость и честь, Сулейман!
Хоть карандашей не держал коробок,
Ты, словно родник, словно море—глубок.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


КАРАТИНКА АНИСА

Серебрятся вершины зияющих гор.
Плодородны сады, птиц немеркнущий хор.
Словно исповедь, радуешь нас до сих пор,
Благородная дочь, каратинка Аниса!

Красотою возвысила весь Дагестан.
Сердце матери радует нежный твой стан.
Божий дар, – нам на счастье! – земной Гулистан,
Благородная дочь, каратинка Аниса!

В каждом локоне – солнца немеркнущий блик,
А румяные щёки – заря, базилик.
Пребывает в тревоге и прячет свой лик,
Благородная дочь, каратинка Аниса!

Ты хранишь убеждения, мысли отца,
И походишь на мать – начиная с лица.
Патиматкина лань, украшенье кольца
Благородная дочь, каратинка Аниса!

Сажидин, стихотворец из Сталя, в тиши
Сочинил этот стих всею музой души.
Ты Ахвахский район повлекла из глуши,
Благородная дочь, каратинка Аниса!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


РОЗЕ МАКСУМОВОЙ

Курахские горы! – Возвысьтесь и неба коснитесь!
Достигнув немеркнущих звёзд, в синеву окунитесь!
День выдался праздным. Эй, мысли мои – семенитесь!
Я Розы Максумовой голос услышал сегодня!

Водой заструились Кюринских округ родники.
Весь берег омыли потоки Курахской реки.
Луга зацвели по-весеннему, солнце – с руки!
Я Розы Максумовой голос услышал сегодня!

С Шахдагской горы вижу Каспий в его преферансе
И волны прибой озираю в восточном убранстве.
Лезгинская песня, как турман в открытом пространстве.
Я Розы Максумовой голос услышал сегодня!

Народная песня медвяной струной услаждает,
Все недра земли разорвав, доброту утверждает.
Народный напев чувства радости в нас пробуждает.
Я Розы Максумовой голос услышал сегодня!

Ответь, Сажидин – что за радость?.. Кто счастье дарует?..
С какою же вестью вернулся?.. Бог небо ль шарует?..
Как мета на сердце, таинственна, музой чарует…
Я Розы Максумовой голос услышал сегодня!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПАДИШАХ КЕБЕРОВУ

Шалбуз и Шахдаг окружают Филя,
Нахлобученные блеском снежных папах
Светят солнце над нами, лучами тепля,
Пляшут, словно голубки, на сельских снопах.

Композитор Кеберов, тарист Падишах -
Гор лезгинских не сын ли?.. О том речь веду;
Наших песен и танцев задорных он шах,
По весне соловьем прибывает в саду.

Музы тара вручают абсцесс на рубцах,
Оживает природа: цветы, лес и брод.
Восполняя любовные думы в сердцах.
Ты стараешься, счастье окунут народ.

С твоим именем мир улыбается нам
Падишах, твои песни – народный родник.
Солнцем лета сопутствуешь нам и сынам,
Плотью, духом ты в каждую музу проник.

Как услышал твой голос, тёплых песен лады,
Взяв перо, Сажидин про тебя стих сложил.
Падишах в мое сердце вошел, как в сады.
Тем гордятся лезгины, что ты им служил.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПОРТРЕТ МАТЕРИ

Время влечёт за собою стезю наших лет.
Были когда-то и мы детворой несносной.
Мама, белы твои власы, потрёпан жилет.
Сердцем ты нас озирала, душою уносной.

Мама, я вижу портрет твой – крылом разводя
Клин облаков, он летит очарованной птицей.
В обществе ангелов, место себе отведя,
Голубем чудишься, золотокрылой утицей.

Радости мира сего обрели мы сполна,
Ведь ты того и желала – любимая Мама.
Богом самим ты на счастье была мне дана,
Ангел бесценного лала – любимая Мама!

Мама-мамуля – души моей проблеск и честь,
Говор медвяный, а разум утюжит глубины.
Как я хочу вновь увидеть тебя, рядом сесть,
Нежной улыбки узреть бриллианты, рубины.

Мама, подобно Творцу, в целом мире – одна.
Честью клянусь, нет её мне дороже на свете!
Сердце твердит: «Пока чаша не спита до дна,
Маме стихи посвящай: перед ней ты в ответе!»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ДОЛЖНЫ МЫ...

…И как бы не менялся ход времён,
Должны иметь мы славный сан имён,
Пока Аллах даёт нам жизнь бремён,
Должны мы чтить заветы Сулеймана!

Как в Мекке ключ Замзама, водород,
Правдиво несть должны дела и род,
Чтоб нам поверил трудовой народ,
Должны мы чтить заветы Сулеймана!

Чтоб с чистой совестью толпе предстать,
Чтоб нам кричали: «Слава!», в цель метать,
Чтоб молодёжь достойно воспитать,
Должны мы чтить заветы Сулеймана!

Чтоб завистник ронял слёзы рекой
Дать людям счастье, Родине – покой.
Достичь высот великих, махнуть всему рукой,
Должны мы чтить заветы Сулеймана!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПОСВЯЩЕНИЯ

От уморы, наш мир защищён Красотою –
В этой маленькой строчке правдивость веков!
Правда веет из слов ваших светлой мечтою.
Почему же так много средь нас босяков?

Глубине ваших мыслей устану ль внимать?
Человечности, зыбкости майского клёна?
Русский слог подарила вам ваша же мать.
Разве это ни счастье судьбины, Алена?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЛИННЫЕ КОСЫ АННЫ

О, Осетия! – Страна любви, добра,
Мне по нраву твои смелые народы.
У меня есть Лезгистан – святилищ бра,
Дагестан – сад алых роз моей природы.

Край джигитов, чаровниц, друзей, гостей,
Хетагуровым воспетая землянка,
Леди Анна там живёт, – гроза страстей, –
Длинно-косая, ретивая смуглянка.

Мать Алёна – ты собою так нежна,
Что достойна строк величественной оды.
Твоя речь – как мёд… такой ты нам нужна,
И дочурка твоя Анна – красит годы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КРАСАВИЦА МАРИЯ

Блеск чёрных волос, превосходная речь.
Богиней искусства тебя бы наречь.
Не вправе любовью земной пренебречь…
С ташкентской красавицей я подружился.

Марией зовут её, гласом нежна,
Искусно рисует портреты она.
Русачка, прекрасна, как в небе луна…
С ташкентской красавицей я подружился.

Глаза улыбаются, взор – как мечта.
Кизиловой рощей радеют уста.
Во всём превосходит, душою – чиста…
С ташкентской красавицей я подружился.

Для сердца – близка, хоть сама далека.
Счастливчику богом была вручена.
С Мадонною Санти так схожа она…
С ташкентской красавицей я подружился.

Покоя себе Сажидин не найдёт.
С папахой стихов днём и ночью бредёт.
Знай: твой фимиам за собою ведёт…
С ташкентской красавицей я подружился.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ДЕРЕВО ПЛАТАН

В местечке Латар, где родник бирюков,
Стоит величавое древо платана.
Народ привыкал к нему восемь веков –
Оплот и защита всего Лезгистана!

Чего только не поведал за свой век:
Хромого Тимура, Тахмас-Кули-хана…
В беде в нём опору найдёт человек,
И жар утолит, и залечится рана.

Свой ствол циркулируя восьмиметровый,
Корнями прослеживая глубь земли,
Показывая нрав лезгинский – суровый,
Стоишь непокорным бойцом Шарвили.

Летят времена, словно птицы в пространстве.
Но ты в непокорстве ласкаешь сирень.
Иные, оплошность допустят в убранстве,
Подняв к верху шляпы свои набекрень.

Ты словно отец для меня, Сажидина.
Горжусь я тобой созерцаньем души.
Всегда повторяешь: «Хворает година...
Поэт, про меня достоверно пиши!».
Тахмас-Кули-хан – Надир шах

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


БРАТ ЗАБИТ

Мой брат Забит, когда довлеет горе над тобою,
То нужен человек, чтобы смирить её словами.
Те зайцы, что на тронах демонстрируют себя,
Невольно заставляют нас именовать их львами.

Листая трёп истории, от злости дрогнет стан,
Седеет голова – подлог, «пиратский кабестан!»
Чтоб ночеденно процветал орлиный Лезгистан,
Ему нужна Свобода и Единство – люди! – с вами.

Отцы и деды Лезгистана завещали нам
Аулы, цитадели, сундуки бабуль и мам.
Кюра Самур, Худат, Хачмаз, Куба …– известно ль вам? –
Огнём пылали век от века смоляными рвами.

Самуром мы разделены по разным берегам
И вынуждены крепнуть, чтоб давать отпор врагам.
От злости люд стареет… Хоть повсюду шум и гам,
День славы близок! Время торжествует булавами.

Наш труд не пропадёт, его бессмертен элемент,
Ведь летопись народа – вековечный монумент.
Чтоб сохранить родной язык, обычаев сегмент,
Нам нужен столб опорный, стрелы, луки с тетивами.

Желает Сажидин, чтоб рупор немощи утих,
Чтоб счастье оградила его землю от шутих.
Во имя друга написал я этот скромный стих,
Чтоб ключ секретный отыскать и совладать правами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


НА РОДИНЕ САИДА

Курахские горы и реки,
Гияр2 – город древних веков!
Измученные лезги-леки–
Припомним века смут, оков.
«На тропке тьмы лакца папаха…»
Был хан у нас – деспот Мурсал.
Смрад сердца, что шёл из-под паха,
Он в летопись кровью вписал.

По всем областям Лезгистана
Шла слава Саида-певца.
Стихами троил век шайтана,
И деспота злил без конца.
Что ханом, царём мир отмечен –
Не ведал Саид и не знал.
Что кровью лоб хана помечен –
Увы, очень поздно познал.

Рулады ашуга, зов саза,
Орлами над миром парят.
Жён ханских – гаремная база,
Плафон вежды хана воззрят.
Из жён, всех моложе была та,
Что разум Саида свела,
Пьянила одеждой из злата,
Учтива, стыдлива, мила.

Ты скажешь, Саид был в гостиной
Один... Тогда кто же обвёл
Настрой, ханский дух паутиной? –
Молчание… Руку возвёл
Мечом обнажённым, дерзая,
Тем самым испортил меджлис.
Кучхюрский, канат разрезая,
Спустился и стал у «кулис».

– Ты мастер душевной услады,
Стихам твоим честь и хвала.
И слушать бы твои рулады
С друзьями, отбросив дела.
Но, всё ж, почему твои очи
Уставились на моих жён?
Как нищий, утюжащий ночи,
Стою за тобой и стыжён.

– Загвоздки иной не нашёл ты,
Чудовищ вскормивший злодей!
Мой лад, невзлюбив, обошёл ты,
Мир злобой, затмивший злодей!
– Палач! Глаз лиши негодяя!
Смотри, как он хану дерзит!
Пусть люд скорбью чтит разгильдяя.
Я – хан! А кто он, что грозит!

Тьмой небо покрылось – природа,
Быть может, таится в плену?
Саид жертвой стал сумасброда –
Судьба ли? –Сказать не дерзну!
Чтоб казнь совершить, приказал хан
Подать ему бычий аркан…
Саида терзал-истязал хан,
Вогнав, словно зверя, в капкан.

«Судейство» готово к исходу,
Попарно присев подле глав.
Нож огненно-острый дал ходу…
Глаза разлетелись стремглав.
Двор ханский кровищей залился.
Злодеи устроили пир.
Узнав, люд слезами излился
И возненавидел сей мир.

В себе видя светоча мира,
Хан злобствовал, как только мог.
Хотел, чтоб народ в нём кумира
Признал и в рабах изнемог.
Всевышний – Един, прав Пророк наш!
Хан проклят и весь его сброд.
В сём мире вне времени срок наш,
Лезгины – древнейший народ!




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


В СОЮЗЕ ПИСАТЕЛЕЙ

Каждый раз, когда ездил я в Махачкалу,
Был в «Союзе писателей» гостем всегда;
Поздравляли друг друга, садились к столу.
Был период «Советского строя» тогда.

Алирза, Жамидин и Меджид отвели
Познакомить с Расулом, Байрамом меня.
Пожимая друг другу ладони, смогли
Мы найти общий слог в череде того дня.

«Почему ты вчера не приехал с Кюры?..»
Мы устроили пир. Пили, ели хлеба.
Ибрагим громче всех голосил до поры,
Руку жал мою Гаджикулиев Баба.

Сам Расул тамадою был. Омар-Хаджи
Шахтаманов сел рядом, как сокол с орлом.
Невзирая на возрасты, эти мужи
Гостевали весь день за всеобщим столом.

Я Меджиду сказал: «Кучерявый заснул
Прямо возле Расула. – Он кто?». Был ответ:
«Шахтаманов – аварский поэт. Но хлебнул
Он водицу и русских словес, как завет.

Одним словом – десница Расула. Весьма
Простодушная личность. Слагает стихи
Кубачинским манёвром стального ума.
Кстати – языковед, занимает верхи».

Приезжали с Расулом в мой Ашагастал
Все поэты страны, справить Стальского дни.
Голубиный косяк в небо тут же взлетал,
Когда стих-панегирик читали они.

Но сейчас молодые «Союз» полонят.
Перестали ценить себя старших людей.
Не внимают стихам, что нас кровно роднят,
Почитая беспочвенность глупых идей.

Все поэты-творцы в мир иной отошли.
Горской дружбы, любви, уважения – нет.
Я устал… и в столицу с нагорной дали
Нет желания ездить на старости лет.

Не забыть мне Расула, Расима Хаджи,
Шахтаманова… Вот бы начать всё с нуля…
Свою юность вернуть и сменить рубежи…
Созерцать реки, горы, леса и поля…

В наше трудное время Ахмедов стоит
Во главе Дагестанских поэтов, писцов…
Он – звезда путеводная, и состоит
В дружбе с теми, кто чтит матерей и отцов!

Сажидин всех поэтов назвать не успел –
Среди них, и живые, и те, что слегли…
Но пока что Конец Света не подоспел…
В своё время помянем, кого не дочли.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АШУГ ШИРИН

Высокие горы, небес синева.
Ты гордостью был Лезгистана всегда.
Пел, как Шарвили, закаляя слова,
В мир песен легендой вошёл навсегда.

Ты звонкими песнями горы бодрил,
В сердца людей счастье с надеждами нёс.
Медвяные строки народу дарил
И горцев тесьмою единства обнёс.

Ты ездил по миру и с гордостью пел.
Чтоб музу лезгинскую каждый знавал.
А грудь твою саз украшал и корпел.
Стихи оживлял, в сердце люда вливал.

Ширин! - не грозит тебе смерти тавро.
Ты - с нами! Твой голос века не сметут!
Во всём ты выискивал честь и добро.
Душа твоих песен жива - она тут.

Твои сыновья продолжают твой путь:
Айдун и Шемшир, и Симсар, и Серван…
Твои родники – твоя гордость и суть,
Освоив урок твой ведут караван.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НЫНЕ ПОЭТОМ Я СТАЛ

Кровью своей горячей,
Стойкостью твердой, как сталь,
Под солнцем родным и палящим
Ныне поэтом я стал!

Горы родные Кавказа,
Снежные шапки вершин,
Каспия море, как сказка,
Я Ваш покорнейший сын!

Мать моя родом лезгинка,
Русь – наша Родина - мать.
Любим Россию пылко:
Лучшей страны – не сыскать!

Телом своим и душою
Родине верно служу.
С думою глубокой, большою,
Смело вперёд я гляжу.

Вечно с сыновней любовью
Родине буду служить:
Делом, свершеньями, кровью…
Русь, без тебя не проживу!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Я ПРОСТИТЬ НЕ МОГУ

Если он привередлив со мной,
Если он перед всеми в долгу,
Если снега жалеет зимой,
Я такого простить не могу.

У меня стало много друзей,
Я для каждого тост берегу.
Только, чур, словно лошадь не пей,
Я такого простить не могу.

Я седею от разных забот,
И удачу всю жизнь стерегу,
Равнодушье - ничтожных оплот,
Я такого простить не могу.

Я всегда буду, тверд как скала,
Из меня злу не сделать слугу,
Я прощу, если ты солгала,
Но врагов я простить не могу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПРИЧИТАНИЕ ЖЕНЫ

Где-то время поры золотой,
Муж меняется мой на глазах.
А внимательный был он какой?
Сколько нежности было в словах?

Я добра, он, обманщик, хитер,
Он с друзьями не раз выпивал.
Забывая про наш уговор,
А какие клятвы он давал?

Стала водка женою ему,
Кто кормить его станет детей?
Почему он такой, почему?
Все труднее мне с ним, все трудней.

Он приносит мне горе и боль,
На словах сладок он, словно мед.
А на деле - он горькая соль,
Знаю хитрости наперед.

За меня все соседи горой.
Но его не продашь за пятак.
Как придет с годекана, - ты герой,
Что подам я на стол-все не так.

Жизнь короче от сплетни пустой,
Но зачем я все это терплю?
За характер его золотой,
Мужа я, как и прежде, люблю!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ТЕЛЕНОК

Пусть теленок не корова,
Но к нему я так привык.
Понимает с полуслова,
Человеческий язык.

Он на луг несется первый,
Куст бодает головой. -
Он добряк у нас первый,
И характер золотой.

И ягнята, и козлята,
У него друзья – вот так!
Только со щенком кудлатым,
Не поладит он ни как!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


НА ПАМЯТЬ

Если ты туча без дождя,
Зря тебя ветер носит.
+++
Кто кривит ртом,
Заметно и сзади.
+++
Хочешь – неправильно садись,
Неправду говорить стыдись,
Она, начало лицемерия.
+++
Если б топор и ручка
Не были друзьями,
И дерево б
Не срубили.
+++
Кто намерен искать славу,
Трудности не миновать.
+++
Чтоб не сгорел в страшном аду,
Уходя назад, утонул в воде.
+++
Кто не доволен жизнью молодой,
Тот раньше станет седой.
+++
Горьким словом сделанная рана,
Можно вылечить сладким языком.
+++
Кто не знает цену благоуханию,
Тот не знает цену жизни.
+++
Если ты счастье ищешь на земле,
Мирное небо должно быть над головой.
+++
Кто на другого направит ружье,
Оно взорвется в собственных руках.
+++
Пьяному зайцу придет в голову,
Чтоб смеяться над сильным львом.
+++
Когда неверно работает голова,
Хорошего не ожидай.

Кто со сплетней близкие друзья,
Себе ищет врагов.
+++
Без узды язык ранит голову,
С уздечкой – ищет друзей.
+++
С зарею вставший петух,
Солнце запело, звезды потухли.
+++
Кошка криком пугает собак,
Собака страшит клыками своими.
+++
Сбежавший телёнок, голодный, во двор
Со злой собакой вступил в спор.
+++
Желания порой несовместимы,
Что лучше - это как взглянуть.
Кто из огня выходит невредимым,
Тот может в речке мелкой утонуть.
+++
Взял ружьё – поиграть с судьбой,
Но думай, когда наведешь,
Ты пошел за чужой головой,
И свою, значит, тоже несёшь!
+++
Разнузданным не верю гонощилам,
С их крикливой пошлостью знаком, -
Только зайцу пьяному по силам
Смеяться безнаказанно надо львом.
++++
Весь в жалобах: мол, невезенье, болен, -
Характер мне такой давно знаком-
Кто вечно жизнью юной недоволен,
Тот станет раньше многих стариком.
+++
Смех детей и закат над водой,
Журавлей над долиной полет,
Пусть фиалкой над головою
Только мирное небо цветет.
+++
Будь добр, но глупостей не прощай,
Того, что нет - не обещай.
И если голова высоких дум не варит,
То от нее добра не ожидай.
+++
Язык и волка превратить в овечку,
А распоясавшись - он обретет врагов.
Но если на язык одеть уздечку,
То обретешь друзей без дураков.
+++
Собак пугает грозным криком кошка,
Страшат клыки, рычание и лай.
И фыркает, и пятится немножко,
И наутек, тут только догоняй.
+++
Щенок голодный, вбежавший во двор,
Затеял с овчаркой сердитою спор.
А я доскажу, чтобы было полнее:
Тут тот виноват, кто другого умнее.
+++
Когда петух взлетит на ветвь
И звезды блекнут, быстро тая,
То солнце начинает петь,
Всех с добрым утром поздравляя.
+++
Как хочешь за столом садись
Гостеприимство – есть доверье.
Неправду говорить стыдись
Она – начало лицемерья.
+++
Я дарю вам букет красоты,
Опустила глаза - благодарна.
Кто не знает, как пахнут цветы,
Тот не знает, как жизнь лучезарна.
+++
Ты мчишься в вихре огненной лезгинки,
Зачем ты горд, тебя никто не спросит,
Но если ты лишь туча без дождинки,
То ветер зря тебя по небу носит.
+++
Плачь, если боль, но ругайся за двоих,
Бледней, красней, когда тебе обидно, -
Не будь ханжой, не прячься за других.
Кто рот кривит – оно и сзади видно.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


МОЖЕТ ЭТО МЫШЬ?

Мама говорит, - Конфеты
Исчезают каждый раз,
Не пойму я кто это,
Хоть подальше от глаз.

Не возьмет конфеты без спроса,
Черноглазый наш малыш, -
Пап говорит, - Это просто
Их таскает мышь.

Отлучилась мать из дома,
Все в квартире кувырком;
Вот муку посыпал кто-то,
Масло разлилось кругом.

-Кто же это все наделал? –
Спросит мама, - Наш малыш?
Папа отвечает смело:
-А быть может, это мышь?

Сын полез под стол проворно,
Он чуть, что и марш в кусты.
И, как мышь, молчит упорно,
Чтобы не было беды.

Головой мат качает:
-Смелая, какая мышь…
А отец ей отвечает:
-Да за ней не углядишь.

-Сколько тут теперь уборки? –
Развела руками мать,
-Мышь в своей смеется норке,
Что мы можем ей сказать?

Сын обиделся на это,
Разве мышь смелее его:
-Это я поел конфеты,
Признаваться не легко.

И муку рассыпал тоже,
Масло тоже я пролил.
-Значит, мы узнали все же,
Кто все это натворил. –

Мать отцу сказала: -Что же,
Ты же говорил, что мышь?
Отвечал отец: - Но все же
Честным вырастит малыш!

 

 


ДОБРАЯ ВЕСТЬ

День сегодня ясный, чистый.
Солнце греет все сильней.
Весь Шахдаг наш серебристый
Видно родины моей.

Быстро косы заплетает,
Скучно целый день одной.
Братика Тейли встречает,
Скоро он придет домой.

Вот Али бежит вприпрыжку,
Раскраснелся словно мак.
Положил на место книжки,
Говорит Тейли он так:

-Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть.
Что ты подаришь, птичка,
За добрую весть?

Удивилась, что такое,
Что же хочет он сказать?
И она в ответ смешное:
-Дам с теленком поиграть.

У виска колечки вьются,
Голосок легко звенит,
А глаза её смеются,
Высунув язык, молчит.

-Ты оставь себе теленка,
А смеяться так зачем?
Ты сама сейчас, сестренка,
На него похоже всем.

Посмотри скорей, сестричка,
Что ты мне подаришь, птичка,
За добрую весть? –
Тут Тейли серьезной стала,

От чего такой Али?
Все ему чего–то мало,
Хитрый, что ни говори.
Что же брату дать такое?

Палец поднесла к губам:
-Наше стальское большое
Яблоко тебе я дам.
Если ты меня моложе,
Значит, думаешь права.

Да, на яблоко похоже.
Наливное ты сама.
Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть,

Что ты подаришь, птичка,
За добрую весть?
Голосок капризен, звонок,
Сердится опять Тейли:
-Ты, Аци – хромой козленок,
Вот кто ты, а не Али.

-Твой Аци красив рогами,
Просто сказочный герой.
Ты сама, Тейли, с кудрями,
Мой козленочек хромой.

Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть.
Что ты подаришь, птичка,
За добрую весть?

Но Тейли не виновата:
-Очень важный ты, Али! -
Рассердить пыталась брата.

-Ты всегда привязан к плети.
Плеть под камнем не видать.
Дождь раскидывает сети,
И тебе пора срывать!

Из ковша воды напился! -
Брат спокоен, как Шалбуз.
Он опять не рассердился:
-Не Али ты, а хали!

-Ты сама хали!
Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть.
Что ты подаришь, птичка,
За добрую весть?
Почему Али веселый?
Значит, что-то здесь не так.
Ну, зачем все эти споры,
Что он весел - добрый знак:

-Я тебя всегда балую,
Вот уже готов хинкал.
Что, скажи, весть такую
Рассказать ты обещал?

-Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть.
Что ты мне подаришь, птичка,
За добрую весть?
Ты сначала вот обидишь,
Затрещала, как сверчок.
Разве ты сейчас не видишь
На груди моей значок?!

Я пятерки получаю,
И для маленьких пример,
Галстук красный не снимаю,
Ведь теперь я - пионер!

Часто я стихи читаю,
Сколько лет прошло с тех пор?
Но я снова вспоминаю,
Как сплетается в узор:

«Посмотри скорей, сестричка,
У меня ведь что-то есть.
Что ты мне подаришь, птичка,
За добрую весть?»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЫСТОЯЛ НАРОД

Не оттого ли, что за сотни древних лет
Немало видели печали, скорби, горя
В безмерной череде больших народных бед,
Суровой сединой покрылись наши горы?
И волны Каспия печалью наполнялись
И к небесам глухим с моленьем вздымались.

Взрастил наш Дагестан достойных сыновей,
Готовых жизнь отдать за честь земли своей.
Великий Яраги зажег духовный свет,
Шамиль свободы дух пронес сквозь пламя бед.
Под чужеземцами истерзано пыля,
Веками мучилась родимая земля.

Была советов власть. Пришел безвластья страх.
Державу мощную разбили в пух и прах.
Кто в Бога верить стал, кто - автомату брат,
Заполыхал Кавказ в огне войны, как ад.
Руководителей, работавших с умом,
Тогда бы удалось найти с большим трудом.

Соседский дом горит – и твой беда придет
Война не обошла и наш народ.
Был ранен Дагестан, Кизляр и Первомайск,
И Ботлих, Новолак, Кара –Махи, Буйнакск –
Страницы черные в истории страны,
Мы забывать о них не можем, не должны.

И до Махачкалы дошел бандитский след,
Ворвавшись в главный Дом, где правит Госсовет.
Но выстоял народ, единый, как кулак,
На стороне его стоял сам Аллах.
Россия верила и помогала нам,
Всем дагестанским отважнейшим сынам.

В республике покой, и мир был сохранен
Рукою лидера, и знаем мы, кто он.
Народ идет за ним и верит, как в Намус,
В единстве дел его и слов, слетевших с уст.
Звездою яркою в судьбе родной земли
Является сын гор – наш Магомедали.

 

 

 

 

 

 


АЛИ ДАХ

Большие трудности, что в детстве ты познал,
Могли б стать книгами, - их каждый бы читал.
Ты несгибаемо невзгоды отражал,
Тем нашу гордость умножил, Али дах!

Бурильщиком в Баку работал с юных лет.
И партизаном был, сказал ты смуте «нет».
Не покладая рук, торил ты добрый след,
Щитом надежным был Отчизне, Али дах!

Ты охранял леса – дыхание земли,
Достиг больших высот, заметных издали.
Когда за Родину сраженья насмерть шли,
Ты стал опорою солдатам, Али дах!

Ты был главой семьи, любимейшим отцом,
Воспитывал детей и словом, и трудом.
В родном селе Икра стоял твой отчий дом,
Он окрылял тебя на подвиг, Али дах!

Был Идаяту друг сам Сулейман – поэт,
Но ты эминовский зажег реченья свет.
О тайнах, о судьбах далеких древних лет
Рассказывать умел, как мастер, Али дах!

Не прочь и Сажидин стихами говорить,
Нанизывать слова на мудрой мысли нить.
Картину всех твоих деяний сотворить
Без восхищения смогу ль я, Али дах?!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ТАКАВ

Друзья, хочу поведать вам,
По хлебным я гулял полям.
Чего я жаждал, встретил там:
С шербетом дивным лишь сравнится
Желанная такав-водица!

Сады под осень рдеют в ряд,
И зрелые плоды висят.
Распространяя аромат…
С напитком райским лишь сравнится
Желанная такав-водица!

Вот льётся виноградный сок,-
Не пить его я разве мог?
И у халвы недолог срок.
С шербетом дивным лишь сравнится
Желанная такав-водица!

Этот божественный нектар –
Моей Кюре небесный дар,
Доволен им и млад, и стар.
С напитком райским лишь сравнится
Желанная такав-водица!

Нет больше сладости такой,
Она – трёх Сталей клад златой.
Друзья, не смейтесь надо мной,
С шербетом дивным лишь сравнится
Желанная такав-водица!

В мероприятии любом
Такав подходит всем кругом,
Спиртное – что без кровли дом…
Я пью и не могу напиться,
Желанна мне такав-водица!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕСНЯ КЛОУНА ПРИ КАНАТОХОДЦЕ

- Наряд мой в пёстрых лентах,
из лоскутков он ткан.
Ты - ствол, цветущий летом.
Могуч и строен стан.
Брат мой, пахливан**!

- Слушаю, друг-джан!

- Я припас немало:
мясо, сахар, масло.
Глянь — бычок нестарый
и овец отара…
В жёны мне отдашь сестрицу,
благонравную девицу
(только — чтоб не из кусак)?

- Отказаться как?
Ты же мой кунак!

- Я смел, пою, танцую,
поднакопил монет!
Сестру свою родную
отдашь ты или нет,
брат мой, пахливан!

- Слушаю, друг-джан!

- Я припас немало:
мясо, сахар, масло.
Глянь — бычок нестарый
и овец отара…
В жёны отдаёшь горянку—
драгоценную огранку,
чтоб счастливым был наш брак?

- Отказаться как?
Ты же мой кунак!

- Вот женюсь, на пире званом
выпьем свадебный шербет —
сам я стану пахливаном!
Так отдашь ты или нет,
брат мой, пахливан!

- Слушаю, друг-джан!

- Я припас немало:
мясо, сахар, масло.
Глянь — бычок нестарый
и овец отара…
Дашь мне ту, что без изъяна,
грациознее джейрана,
чьи глаза — в ночи маяк?

- Отказаться как?
Ты же мой кунак!

- Мы приносим людям радость!
Глянь: не счесть счастливых лиц!
Я всегда с тобою рядом —
верный клоун, хитрый лис,
брат мой, пахливан!

- Слушаю, друг-джан!

- Я припас немало:
мясо, сахар, масло.
Глянь—бычок нестарый
и овец отара…
Ту, что слаще мёда даже,
ты сестру свою отдашь ли
лучшему из всех друзей?

- Глупый, забирай скорей!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАК КРЕПЧЕ СТАЛ СУЛТАН?

- Султан мой — вовсе не герой.
Скорей похож на слабака…
- так Пери думала порой,
переживая за сынка.

Как жаль, что сын мой — не атлет.
Ни сильных рук, ни крепких ног.
И тренера Джавата нет,
чтоб подтянул его чуток.

Дружки, пусть каждый ещё юн,
- джигиты все, как на подбор!
Один — борец, другой — бегун.
А мой, как рохля, слаб и хвор.

Никак Султан не мог стерпеть того,
что огорчает мать.
Решил тренироваться впредь,
чтоб самому джигитом стать.

Теперь по бегу, по борьбе
- всегда четвёрка или пять.
Поблажки не даёт себе.
С утра спешит пораньше встать

и тренируется чуть свет,
пусть даже на дворе мороз.
Для мамы выше счастье нет -
сынок пятерку в дом принёс.

Дни пролетели, шли года –
Султана вовсе не узнать.
По всем предметам без труда
Теперь он получает пять!

Как стал он лучшим в школе стать –
силен, прилежен и умен, -
понят не силах даже мать.
Стал для неё загадкой он.

Все спрашивают: «Как он смог?
Джигитом крепче стали стал?
Как закалялся твой сынок?
Вообще не покидал спортзал?»

Мать счастлива! Сын – чемпион!
Дел у него невпроворот.
Не лоботрясничает он,
всем сверстникам тон задаёт!

Пример для всех окрестных сёл,
и гордость в каждом земляке –
теперь в седьмой он класс пошёл!
Одни пятерки в дневнике!

Один вопрос томит селян:
«Силен, разумен, честен, смел –
как крепче стали стал Султан?
Как закаляться он сумел?»

Что ж, детки, невелик секрет:
чтобы не огорчилась мать,
любой из вас ему вослед
способен чемпионом стать.

Трудись с рассвета до зари,
ни в чём не отступай назад
и с земляков пример бери…
Поможет тренер наш Джават.

Мы все – сыны родной земли!
Мы – горцы! Нам неведом страх!
Герои, подобный Шарвили*,
не раз появится в горах!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НАШ РАСУЛ

Дагестана древний мир
Словно высечен на скалах,
Ритм лезгинки в нём гремит,
Кровь струится по кинжалам.
Кто этот мир народам распахнул?
Ответ мы знаем точно – наш Расул!

Кто для всех – отца родней,
Кто певец седых преданий?
Он Гомером наших дней
Дагестан вознёс стихами!
И прозы, и поэзии красу
Народам мира дарит наш Расул!

Словно веры нашей гимн,
Кто сумел воспеть стихами
Тарикат от Яраги,
Шарвили святую память?
Кто в наши дни из прошлого вернул
Огонь легенд Кавказа – наш Расул!

Кто от дедов и отцов
Нам донёс завет Шамиля,
От джигитов и бойцов,
Что свободу так любили?
Кто предков честь и доблесть в нас вдохнул?
Его мы помним крепко – наш Расул!

«Дагестан мой», «Журавли» –
В их куплетах духи предков,
«Берегите матерей» –
Каждый помнит с детства крепко!
Так чей талант открыл нам жизни суть?
Любой ответит – это наш Расул!

Светлым вестником небес
Мир поэзии открыл нам,
Каждой жизни и судьбе
Кто помог расправиться крылья,
Чей стих твердят и город, и аул?
Так будь же вечно славен, наш Расул!

 

 

 

 

 

 

Я ОДИН

Готовится клин журавлиный в осенний полёт,
И птицы хлопочут в своей деловой суете –
Вся стая спешит поскорее расстаться с землёй,
Лишь я остаюсь, я со всеми не смог улететь.
Припев:
Взметнулась стая, небо рассекая,
И только я, сжимая крик в себе,
Не смог взлететь… Вот так волна морская
Не может дотянуться до небес.

Товарищи крыльями бьют, устремляются вдаль
Навстречу своей журавлиной заветной мечте,
А мне не подняться – нависла на крыльях беда,
И я остаюсь, я со всеми не смог улететь.

Ведь были же силы, я гордо летел впереди
Я стаю умело водил в неземной красоте!
И вот уже горе на ухо упрямо твердит,
Что я остаюсь, я со всеми не смог улететь.

Летят журавли, повторяя родительский путь,
Крылом осеняя благую небесную твердь,
А мне проклинать на земле роковую судьбу –
Ведь я остаюсь, я со всеми не смог улететь.

Умолкни, поэт Сажидин, свою боль усмири –
Рождён для полёта, а ныне распят на кресте…
И, вслед посылая друзьям запоздалый свой крик,
Я здесь остаюсь, я со всеми не смог улететь.
Припев:
Взметнулась стая, небо рассекая,
И только я, сжимая крик в себе,
Не смог взлететь… Вот так волна морская
Не может дотянуться до небес.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


БЕССТРАСТНОЕ ВРЕМЯ

Время уходит, уходит навеки
По неизменной дороге одной.
Но для кого-то – в веселье и смехе,
А для другого – на гиблое дно.

Время идёт, отмеряя начало
И завершенье дороги земной.
Только не всем превратить получалось
Чистую воду в хмельное вино.

Люди живут, от небес ожидая
Счастья, удачи и радости в дар.
Только одни в темноте прозябают,
Праздник дарован иным навсегда.

Время летит скакуном по округе,
Сбросив уздечку, не зная плетей.
Время бесстрастно и к солнцу, и к вьюге,
И безразлично к людской суете.

Время, скажи – для чего существуешь,
Если не знаешь сочувствия ты?
В прах обращаешь надежду любую,
Можешь разрушить любые мечты?

Время, прости мне невольную грубость,
Только ответь мне, прошу, не тая:
Ради чего существую я глупо,
Смехом сквозь слёзы терзая себя?

Жизни своей подбивая итоги,
Я Сажидин, говорю небесам:
Жаль, что сумел осчастливить не многих.
Правда, не очень был счастлив и сам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ДА ТЫ ВСЕГДА БЫЛ ТАКИМ

Один мулла из Лезгистана,
Я это помню, как вчера,
Пошёл на рынок, но нежданно
Неловко грохнулся в овраг.
Затем до берега арыка
Доплёлся, выбравшись наверх.
- Тут остаётся только прыгать -
Мулла подумал, взяв разбег.

Нога досадно подвернулась,
Бедняга сверзился в арык!
Совсем удача отвернулась,
И что тут сделаешь – старик!..

Он еле выбрался на кручу,
С одежды лился водопад:
- Эх, день сегодня невезучий,
В который раз в беду попал!

Наверно, старость виновата,
Не в прок прожитые года…
Вот был бы молод, как когда-то –
Не осрамился б никогда!

Так, на судьбу в большой обиде,
Свой возраст проклинал мулла,
А сам глядел: никто не видел
Его постыдные дела?

Порой признать свои изъяны
Бывает, право, нелегко –
Мулла, и в юности туманной
Ты был таким же бурдюком!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДОВЕРИЕ

Доверие–живительный родник,
Ему ты цену непременно знай.
Его как Божью заповедь храни
И почитай сильней заветных тайн.

Всю жизнь свою я Родину берёг –
Мой славный сын, храни её теперь!
И пусть горит надежды огонёк
В сердцах людей, поверивших тебе.

Чтоб вечно доверял тебе народ,
Коль слово дал – незыблемо держи!
Доверие – бесценное добро,
Его не купишь – только заслужить.

В надежде на тебя глядит Кавказ:
Свободы ради – жизни не щади!
Надежда в сердце каждого из нас,
Что ты врага любого победишь.

Поэта дар Аллах доверил мне,
Мои стихи – и подвиг мой, и долг
Родной земле, коль я живу на ней.
И ты, мой сын, не забывай о том!

Печально, но случается порой –
Не каждому довериться дано:
Коль оправдал доверие – герой,
А нет – так жалкий грош тебе ценой!

Жив Дагестан доверием людей,
Врага во многих битвах сокрушив.
Мой славный сын, доверие к тебе –
Надежда для родительской души!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГОВОРЯТ, ЧТО ОСЁЛ ПОБЕДИЛ ВОЛКА

Я не знаю, это правда или ложь,
Ведь за что купил, за то и продаю:
Говорят, ослу когда-то повезло,
Смог он волка победить в лихом бою!

Весть летела от села и до села,
Наш герой вознёсся выше горных круч:
Коль увидели поблизости осла –
Мигом звери бойко прятались в нору.

Перестали на отары нападать
Злые хищники в долинах наших гор:
Как услышат, что осёл идёт сюда –
Словно ветер, убегали от него!

Воцарилась по округе тишь да гладь
И никто теперь не плачет, не кричит:
А осёл живёт в почёте, вот дела,
Даже стал за деньги смелости учить!

Так пускают по земле нелепый слух,
А народ им доверять не перестал...
Кто победу над волком даёт ослу,
Я б навеки запечатывал уста!

Сажидин живёт на свете много лет,
И давно открылась истина одна:
Выжить правде невозможно на земле,
Если будут люди слушать болтуна!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


МИЛОСЕРДНЫЙ ЗВЕРЬ

Вас отвлеку рассказом ненадолго
О злом, неблагодарном подлеце:
Поймал охотник раз капканом волка
И посадил в сарай его на цепь.

А чем теперь кормить, скажите, зверя?
Но тут охотник вспомнил об осле:
Осёл ведь стар - не велика потеря,
Хоть помогал в хозяйстве много лет.

Охотник думал: - Волк - зверюга злая,
Ему ведь - что барашек, что осёл.
Отдам-ка волку старого осла я!
И на убой в сарай его повёл.

Вот дверь охотник крепко запирает,
И молча спать идёт к себе домой.
А утром глядь – и волк сидит в сарае,
И наш осёл стоит себе живой!

Той ночью дикий волк, осла жалея,
Ни разу не подумал о еде.
Выходит, оказался зверь добрее,
Чем многие из нынешних людей!

Узнал народ - и волка в лес пустили,
Осла забрали люди на подкорм,
А злой охотник был проучен сильно -
Из дома не выходит до сих пор!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


МЫ – ДЕТИ НАШИХ МАТЕРЕЙ

У родного дома хорошо взглянуть
В солнечное небо, ночью – на луну,
Молока парного аромат вдохни,
Слушай, как над рощей соловей звенит.
Кто нам дарит счастье этот мир узреть?
Разве мы не дети наших матерей?

Жизнь вперёд шагает вольно, широко,
Мир полей бескрайних, рек и родников.
Горные вершины, пастбища отар –
Кто нам дал с рожденья этот щедрый дар?
Славно поработал – отдых веселей!
Разве мы не дети наших матерей?

Множество народов населяет мир:
Страны, континенты с разными людьми.
Сколько нужно силы, воли и труда,
Чтоб навек забылись горе и вражда?
Матери мечтают видеть мир добрей,
Разве мы не дети наших матерей?

Сколько человеку предстоит пройти –
На Луне бывали – к звёздам полетим!
Только каждый знает, что издалека
Всех благословляет матери рука.
Как они хотели сделать нас мудрей!..
Разве мы не дети наших матерей?

Сажидин, взирая с высоты годов,
Одарить стихами матерей готов.
Женщин уважайте, матерей – вдвойне,
Жизни подаривших и тебе, и мне.
Кто встречает сына у родных дверей?
Будем же достойны наших матерей!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СИЛА ЖЕНСКОГО ПЛАТКА

Наша жизнь – не свадебные танцы,
Часто видит древний годекан,
Как порой джигиты-дагестанцы
В бой вступают из-за пустяка.

У лезгин – и мальчика, и мужа –
Давние обычаи в крови:
Если ты не бережёшь намуса* –
Лучше и на свете не живи!

Как-то раз два друга из аула
Ощутили страсти глубину,
Но судьба их крепко обманула
И влюбила в девушку одну!

Шли друзья из дома или к дому –
От любви дышалось веселей,
И один описывал другому
Красоту возлюбленной своей.

А горянка юная не знала,
Что была предметом их страстей:
Хоть с друзьями вместе танцевала,
Честь свою блюла на высоте.

Словно порох, юноши пылали,
Взгляды – словно пули из ствола.
В этот час незрелыми умами
Буря помыкала, как могла.

Только тайна временем раскрыта,
Словно вмиг прозрели три души!
Спор любви поклялись те джигиты
В поединке кровью разрешить.

Где кинжал вершить желает дело,
Там судьба ударами грозит:
Так арба, что вскачь с горы летела,
Застревает намертво в грязи.

Разбудил горянку звон металла,
Словно грохот падающих скал:
Бой ведут джигиты у провала,
Где петляет бурная река!

От аула люди к ним бежали,
Убеждали, плакали, но нет –
Полыхали яростью кинжалы,
Приближая тягостный момент...

Дева, на глазах всего аула,
Сорвала платок, чтоб бой пресечь,
И под ноги воинам швырнула,
Словно имя доброе и честь.

Свет не знал подобного позора,
За кинжалы – руки всей родни...
Юноши стоят, потупя взоры,
Словно разум вдруг вернулся к ним.

Шаль подняли, молча отряхнули,
Миг - укрыта девушки глава.
А потом клялись при всём ауле
Дружбы никогда не передавать.

А ещё была другая клятва:
Обуздать безумие любви.
Где такую девушку сыскать вам,
Чтоб сумела бой остановить?

С той поры живёт в горах легенда
О платке, смирившем пыл мужчин.
И о том, как мог, для вас поведал
Ваш поэт лезгинский Сажидин.
*Намус - честь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


КОРРУПЦИЯ

(басня)
Владыка-Лев собрал зверей однажды
И зарычал, не сдерживая гнев:
- Узнал я, так в лесу ворует каждый,
Что скоро не останется и пней!

- Куда всё время овцы пропадают? -
Задал вопрос шакалам и волкам,
А те в лицо смеются и болтают,
И правды, как в болоте, не сыскать!

Вы долго лес безжалостно делили,
И летом, воровали, и зимой!
Пока мою усадьбу не спалили,
Послушайте указ последний мой:

С ворами церемониться не буду,
Любому обеспечу страшный суд!
Поверьте, или сам уйду отсюда,
Иль вашу свору в клочья разнесу!

Оглохли звери от такого рыка,
Один шакал смеялся втихаря:
- А с кем же ты останешься, Владыка,
Без свиты не положено царям!

Мораль:
Скажи-ка Лев, не долго ли ты свору
Угрозами напрасными честил?
Вина твоя не меньше, чем у вора -
Порядка языком не навести!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РОССИЯ – ПЕСНЬ МОЯ

Россия - песнь моя!
И помню, как, бывало,
Её на склоне дня
Мне мама напевала.

Россия - песнь моя!
Слова её гремели,
Когда, врагов громя,
Бойцы на фронте пели.

Россия - песнь моя!
Напев её могучий
В работе и боях
Летит к далёким тучам.

Россия - песнь моя!
Порывом вдохновенным
Поможет отстоять
Наш мир от гроз военных.

Россия - песнь моя!
Её услышишь сразу -
От древнего Кремля
До гор седых Кавказа!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Я – РОДНИК

Я – как родник, нет в этом чуда,
Не веришь – каждого спроси:
Всю воду, что в земле добуду,
До вас готов я доносить!

Чудесной силой обладая,
Любого исцелит вода.
Её, красавица младая,
Испить любимому подай!

В жару вода моя разбудит
Цветов прекрасных благодать.
Когда меня зовёте, люди -
Я с ней на пир спешу всегда!

Попил – и словно бы усталость
Рука волшебная сняла:
Ведь, хоть родник – такая малость,
Но щедр на добрые дела!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧТО Я МОГУ СКАЗАТЬ?

Не таись, дорогая, открой мне секрет:
Почему угасает любовный рассвет?
Разве мало я горя хлебнул ради той,
С кем мечтал наслаждаться судьбой одной?
Так за что же меня упрекаешь порой?
Ты скажи мне причину, вину мне открой!

Ты, как будто на небо в обиде гора,
Мне швыряешь в лицо ледяные ветра,
Словно острые льдинки, терзают слова.
Пусть я в чём-то не прав - ты повсюду права,
Но ведь я же не камень, не пень без души -
Ты открой мне причину, вину мне скажи!

Наших тайн никому и нигде не раскрыл
И по-прежнему верен тебе, как и был:
Как ягнёнок, готов для тебя на шампур,
Как орёл, что без крыльев упал на тропу,
Ослеплён, оглушён я жестокой игрой -
Ты скажи мне причину, вину мне открой!

Ледяными дождями хлестали слова,
А глаза - словно град, что разит наповал!
Мне противен очаг, коль угасло добро,
Мне б уйти, убежать - только нету дорог,
И за что мне такая постылая жизнь?
Ты открой мне причину, вину мне скажи!

Не один я сгораю, любовью томим -
Точно так же горели Исли и Керим.
Растекается мгла среди ясного дня,
Коль с усмешкою ты отвергаешь меня!
Полыхает обид растревоженный рой:
Ты скажи мне причину, вину мне открой!

Не находит разгадки поэт Сажидин
И с тоской ожидает, что ждёт впереди?
Был твоей половиной, о счастье мечтал,
Так за что же мне в спину холодная сталь?
Остывает любовь, как угасший костёр...
Ты открой мне причину и свой приговор!

 

 

 

 

 

 


ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ

Пусть мне уже за восемьдесят лет,
Служить Отчизне не жалею сил я.
Ведь жизнь отдать народу и России -
Почётнее нет дела, Президент!

Хотят враги страну держать в узде
И санкциями нас давить готовы.
Трудом упорным разорвать оковы -
Сложнее нет задачи, Президент!

Для нас судьбы страны дороже нет,
Она отца и матери роднее,
И за неё мы постоять сумеем -
Важнее нет задачи, Президент!

За Родину в трудах Вы ночь и день,
Чтоб на родной земле цвела свобода
И дружно жили братские народы -
Прекраснее нет дела, Президент!

Пока висит коварных планов тень,
Завистники не спят за океаном,
Избавить мир от дерзкого тирана -
Труднее нет задачи, Президент!

От всей Росcии шлём мы Вам привет,
С любовью всем народом Вас поддержим!
Ведь дать стране и веру, и надежду -
Славнее нет задачи, Президент!

Для Сажидина свят отца завет,
Что красным партизаном был в те годы:
- Любить страну и быть всегда с народом -
Достойнее нет дела, Президент!

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПРАЗДНИК В КРЫМУ

Отторгнут Крым был много лет -
Теперь он к нам вернулся снова!
Развеян стародавний бред
Проклятого навек Хрущёва.

Наш черноморский бастион,
Где Севастополя твердыня -
От рабства западного он
Избавлен навсегда отныне!

Распутать нить своей судьбы
Крым чане шли на референдум,
Их выбор свят - с Россией быть,
С её достойным Президентом!

В Крыму любой велик народ:
Русак, татарин, украинец.
И лишь надсадно пасть дерёт,
Скулит бандеровский зверинец!

Народы ценят мирный труд,
Им чужд задор наёмных ратей,
Что в бой за доллары влекут
Вожди заморских "демократий".

Союз с фашизмом воевал,
Россия помнит те уроки:
Разруху, голод кто познал -
Искать не будет лишней склоки!

Поэт лезгинский, Сажидин,
Меня услышьте все державы:
С Россией Крым непобедим,
Наш Севастополь - город славы!

 

 

 

 

 

 

 

 

 


НАШИ КАМНИ

Твёрже камня и острей клинков,
Все на смерть готовы, как один -
Натиск Тамерлановых полков
В битвах отразил народ Лезгин!

Камни наших гор - не просто шлак,
И полезно вспомнить всем порой,
Что по ним история прошла,
В каждом отразился свой герой.

Эти камни не разбить кайлом,
Не страшны им время и рука -
Пламенная память о былом
Нрав их закалила на века.

Словно есть у каждого лицо,
Где сражений шрамы пролегли -
Это слава древних храбрецов
Пала на чело родной земли.

С камнем разобраться нелегко,
Будь он карлик или исполин:
В каждом спит история веков,
Путь побед, свершений и былин.

У меня заветная мечта:
Коль приблизится к финалу жизнь -
То не прахом - камнем мне бы стать,
Чтоб джигиту в схватке послужить!

Для меня сильнее счастья нет -
Сплавиться душою с камнем гор.
Ведь любой из них хранит секрет,
Нет ему разгадки с давних пор!

Эти камни, наших гор сердца,
Пиками пронзают облака.
Волей гениального Творца
Крепость их останется в веках!

 

 

 

 

 

 

 

АМЕРИКА ПОТЕРЯЛА ПОКОЙ

Америку лихорадит,
И это ничуть не странно:
Зачем было, Бога ради,
Лезть в пекло Афганистана?

Как зверь, афганские земли
Упорно жгли и топтали.
И кто ответит, за тем ли
Теперь в западню попали?

Америка не здорова:
Не слыша стонов, проклятий,
Везде насадить готова
Сорняк своих «демократий»!

Она «принимает меры»
В Ираке, на Украине:
Явились террор, бандеры –
Свободы же нет в помине!

Во всём себя мнить мессией –
Психическое расстройство!
Да вот, не даёт Россия
Разрушить мироустройство!

Могучий флот и солдаты,
Единый народ России –
Америка, ну, когда ты
Поймёшь: времена иные!

Безумная, хватит метить
Везде «свои интересы»,
России есть, чем ответить
Любителям лжи-прогресса!

Поэт Сажидин - тут прав он:
Россия не на коленях!
Тебе ответить пора бы
За сонм твоих преступлений!

 

 

 

 

 

 

 

ДЯДЯ - ЯНКИ

Если брат пошёл на брата
И готовы хоть под танки -
Не ищите виноватых:
Посетил их дядя-янки!

Если сильная держава
На кусочки вдруг разбита -
Вы опять, конечно, правы:
Дядя-янки был с визитом!

Если тихо испарились
Всенародные богатства -
Сразу ясно: к нам явились
Дяди-янки повидаться!

Если нефти или газа
В ваших недрах очень много -
Ожидайте: дядя-янки
Срочно едет на подмогу!

Нету хлеба ни буханки,
Даже дети голодают -
Значит, где-то дядя-янки
Снова прибыль подсчитает!

Жилы рвёт во тьме рабочий
За чужие интересы -
Это дядя-янки хочет,
Чтоб светил огонь прогресса!

Чтоб усилить наши муки -
Ежедневно, неустанно
Дяди-янки хищно руки
Тянут из-за океана!

Мы считали, будет вечно
Жить Союз на гарантом дружбы -
Дядя-янки щит и меч наш
Планомерно, злобно рушил...

Сажидин, ты не боишься?
Прочитав сатиру эту
Дядя-янки вмиг примчится
Покарать тебя, поэта!

 

 

 

 


НАМ НОВЫЕ НУЖНЫ ГЕРОИ - ШАРВИЛИ

Время, как птица, летит неустанно -
Годы военных кручин и побед.
Доблесть Лезгинов, как пламя Алпана,
В пепел врагов превращала в борьбе!
Счастье, свободу и слово святое
Чтоб сохранить для Лезгинской земли -
Требует время героев достойных,
Каждому времени - свой Шарвили!

Реки и горы земли Лезгистана -
Воды Самура, Шалбуз и Шах-даг -
Нашу культуру храня непрестанно,
Крепкой опорой служили всегда.
Чтобы плодами земли нашей щедрой
Мы и потомки гордиться могли,
Требует время геройских примеров,
Новому времени - свой Шарвили!

Славных свершений легенды и были
Чтят Лезгистана седые холмы.
Храбрых джигитов, что славу добыли,
Помнили предки, запомним и мы -
Тех, кто заветы исполнили свято,
Дружбу народов навек сберегли
Жарче огня и острее булата,
Каждому времени - свой Шарвили!

Жизни отдали за нашу свободу
Орды врагов обратившие в прах,
В битвах добывшие счастье народу,
Мир и спокойствие в наших горах!
Взгляд Шарвили полуночной звездою
Светит, чтоб путь мы осилить смогли.
Очень нужны нам такие герои,
Нашему времени – свой Шарвили!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВСЕ МЫ - СМЕРТНЫ

Всем начертана в жизни дорога одна,
От судьбы никуда нам не деться:
Добрый, злой - непременно уходит от нас,
Пожилым, стариком иль младенцем.
Всех когда-нибудь смерть уведёт за порог,
Но лукавить я с вами не буду:
Одного в этот миг поминают добром,
А иного спокойно забудут.

Кто-то немощен, хил и болеет давно,
А другой и не думал о смерти...
Дома, в битве, в дороге - не всё ли равно?
Но финал ждёт любого, поверьте!
Знаю точно, что время придёт - и меня,
Повинуясь законам суровым,
Чёрный ангел - безжалостный, грозный судья -
Заберёт от родимого крова.

Ах, как много ещё предстоит мне успеть
До сигнала небесного зова:
До любить, до страдать, дописать и допеть -
Но пути мне не надо иного!
И поэтому я неустанно стремлюсь
Рассчитаться с делами земными.
Те, кто любит меня и кого я люблю,
Чтобы помнили доброе имя!

Да, как всем, в небеса предстоит мне уйти,
Коль сомкнутся усталые веки...
Но лишь бренное тело земля поглотит,
А душою я с вами навеки!
Если сердце моё, что пылало в груди,
Будет вечно с любимым народом -
Я смогу себе честно сказать: - Сажидин,
Ты достойно прожил свои годы!

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПАМЯТИ МАМЕДА ГАДЖИЕВА

Одним из 118 членов экипажа субмарины «Курск»,
погибшей в результате катастрофы, был лезгин –
инженер Мамед Гаджиев…

Холодных пучин темноту рассекая,
Подводные лодки страну берегут.
Всегда на запоре граница морская,
Дорога закрыта любому врагу!

Подводников праздник – святая причина
Поздравить морских настоящих орлов:
Здесь слабых не держат, здесь служат мужчины,
Они заслужили народа любовь.

Всегда наготове ракетные шахты,
Торпеды глядят в непроглядную тьму.
Несут субмарины подводную вахту,
Железный заслон не пройти никому!

Но если в ряды героических буден
Ворвутся тяжёлые, чёрные дни –
Героев народ никогда не забудет
И память о них на века сохранит!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


НЕ ПАДАТЬ ДУХОМ – МОЙ ДЕВИЗ!

Сулит превратности судьба – сегодня мир, а завтра бой,
И вместо белых голубей пятнает небо чернота.
Не соловьиный перепев, а как с утра грохочет сталь
И смертоносный клич войны тогда услышим мы с тобой.

Я на штыки, в огонь пойду, когда стране грозит беда.
От вражьих пуль, от тяжких ран мне умереть не суждено,
Прикрою Родину в бою, как будто каменной стеной.
Не падать духом – мой девиз, ему я верен навсегда!

Уже прожил немало лет, а сколько будет суждено?
Я буду Родину любить, и пусть ошибки будут впредь,
Но счастье верить мне в людей и честно им в глаза смотреть,
К ним уважение хранить – оно в награду мне дано.

Я память матери, отца не позабуду, не предам,
И как силён бы не был враг, но имя Родины своей
Навеки в сердце сохраню, один из верных сыновей.
Не падать духом – мой девиз, ему я верен навсегда!

Я в зимний холод, в летний зной стою на страже, на посту,
Всегда, как верный часовой, я непреклонен, как гранит,
Я честь присяги берегу и буду век её хранить,
А будет Родины приказ – огонь и воду я пройду.

В какую не забросят даль меня грядущие года –
Со мной страна и мой народ! Своим стихом, своим пером,
Я буду верно им служить, как добрый сказочный герой.
Не падать духом – мой девиз, ему я верен навсегда!

Ты верно Родине служил трудом и словом, Сажидин.
Пусть вклад как будто не велик и роль покажется мала,
Народа память сохранит твои достойные дела.
Твори, как прежде, Сажидин, и будь примером молодым!

Когда нас – тысячи сердец и вера в Родину тверда,
Когда под знаменем своим мы твёрдой поступью идём,
То никакой не страшен враг и впереди победа ждёт.
Не падать духом – мой девиз, ему я верен навсегда

 

 

 

 

 

 

 


ЗАЧЕМ ОБРЁЛ Я ЭТУ СТРАСТЬ?

Вперёд, назад... На жизненных дорогах
Стихом душа пылает день и ночь,
А рядом нету даже тех немногих,
Которые смогли бы мне помочь.

Всегда перо, бумага под рукою,
Душа открыта помыслам лихим.
Не молод, но не ведаю покоя,
Когда творю любовные стихи.

Зачем такая страсть мне, кто подскажет,
Она томит и ранит без ножа!
Зачем Господь вручил такую тяжесть,
Что медленно сжигает, как пожар?

Я в тайне не хранил талант поэта,
Со всеми я делил свои мечты,
И счастлив, что раздаривал при этом
Крупицы чистоты и доброты.

Своим стихом налево и направо
И женщин, и мужчин я одарял.
Ах, где витал ты, мой рассудок здравый?
Похоже, я спросил об этом зря…

Не год, не два, а много лет пишу я,
А начинал, как помню, где-то семь.
И выходил, нисколько не тушуясь,
К народу в поэтической красе.

Мне ночь сулит кошмар с холодным потом –
Ведь я во сне стихами говорю!
А вдруг теперь меня накажет кто-то
За смелость бесшабашную мою?

Имею я суждение простое:
Навеки мне греметь своей строкой,
Не ведая простоя и застоя,
Не требуя билета на покой.

Моя семья – компьютер с интернетом,
Свою любовь я им дарю сполна.
Слабеет взор усталого поэта,
Чужою стала верная жена…

Творец, меня талантом одарил ты,
Но не оставил радостей судьбы:
Ведь многое поэты знамениты,
А обо мне ты, кажется, забыл…

Здоров ли, болен – говори стихами,
Эфиром строк питайся и дыши!
До гроба, до последнего дыханья
Ты, Сажидин, стихи свои пиши!

РУССКИЕ ДЕВУШКИ

Из далёких городов России
Смело в наши школы прилетали
Как голубки, девушки младые,
Что с горами жизнь свою связали.

Чтобы детям путь открыть к науке,
Наделить бесценными дарами,
Прилагают душу, сердце, руки
Жизнь свою связавшие с горами.

Наши горы, золотое место,
Родина теперь для них вторая:
Женихов нашли себе невесты,
Жизнь свою связавшие с горами.

Принимая строгие адаты*
И семей уклад постичь стараясь -
Всё, поверь, получится, когда ты
Жизнь связала с нашими горами!

Дни войны и мира грохотали,
Словно свечи, годы отгорали,
А они учили и мечтали,
Жизнь свою связавшие с горами.

Сажидин, поэт, стихом своим я
Прославлять вовеки не устану
Каждое божественное имя
Ставших дочерями Дагестана!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СООБЩУ ВАМ ДОБРУЮ ВЕСТЬ

Эй, Лезгины, сообщу я вам добрую весть!
На бугре Кухмаза зажигавшие сигнальные огни,
Играя крови в венах Земли, сообщений,
Шарвили на своем лихом скакуне пришел!
Мечта Кюра Мелика, Дауда Хаджи и Яраги,
Етим Эмина и Сулеймана – словно факел,
На весь мир распространились вести!

Эй, Лезгины, сообщу я вам добрую весть!
На бугре Кухмаза конь Шарвили стоит.
Словно голос песня джигитов Дагестана.
Как вечная мерзлота горы Шах и Шалбуза,
Бросавшие врагов в бурную реку Самура,
Освобождая страну огнем и кинжалами,
Чтобы водрузить знамя победы на бугре Келе!

Эй, Лезгины, сообщу я вам добрую весть!
Меняются времена в сражениях и власти,
Меняются властители - эмиры и наместники.
Увеличиваются сторонники Шарвили,
Разделивший один народ на две части,
Разве это не позор перед своим народом?
Шарвили! Мы вас ждем, чтобы сбыть мечты!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РАЗГОВОР С ХАНОМ

В одном селе, каких у нас немало,
Там, где с горы спускается ледник,
Народу хоть немного проживало,
Натуры были разные средь них.

В один прекрасный день, на годекане,
Где собирались люди для бесед,
Зашёл горячий спор о новом хане
И о вещах, неслыханных досель:

При встрече с ханом, мол, не только слова -
Ни звука не услышишь от него!
Твердил народ: - Поди, исправь такого -
Уж легче распрямить верблюжий горб!

Качали головами старожилы,
Хихикала над ханом молодёжь.
Но был в селе один - в лачуге жил он,
Такой дурак - ничем не прошибёшь!

Забыл дурак про сон, покой и отдых,
Метался от зари и до зари,
И как-то раз поклялся принародно,
Что хана он заставит говорить!

Наутро встал, оделся наш убогий,
Зашил черкеску, вычистил кинжал,
И стал дозором посреди дороги,
Где хан, бывало, часто проезжал.

Томился час, другой... И, как ни странно -
Чудны порой, судьба, дела твои -
И вправду вдалеке увидел хана,
Что ехал по дороге напрямик.

У хана, как всегда, надменный, гордый,
Из-под папахи взор огнём блестит.
А тут дурак застыл у конской морды
Посередине ханского пути.

Конечно, хану не до разговора,
Да не пускает узкая тропа...
Ещё чуть-чуть - и разгорится ссора,
Хан начал не на шутку закипать!

Он правит влево-вправо понемногу -
Дурак за ним - туда- сюда как тень,
И хану перекрыл совсем дорогу,
И сам застыл на месте, словно пень!

Такие игры хану - ох, не любы,
Вскипела кровь, как лютая пурга.
Дурак же беззаботно скалит зубы
И вновь разводит глупый балаган!

Совсем взъярился хан! Словами гнева
Дал недоумку яростный ответ.
А дураку - как будто манна с неба,
Хоть кол ему теши на голове!

Как будто получив судьбы награду,
В село метнулся дурень, как шальной.
- Вставайте, люди, я несу вам радость:
Сам хан сейчас беседовал со мной!

Уймись, безумный! Ты, наверно, спьяну! -
В селе махнули на него рукой.
- Когда с народом говорили ханы,
Тем более - со всяким дураком?

Тогда, утихомирившись немного,
Сказал им дурень странные слова:
- Когда я хану преградил дорогу,
Не знал он, что и вымолвить сперва!

Увидел хан - тверда моя преграда,
Пришлось меня просить и умолять!
Теперь я знаю: есть на свете правда,
Пусть обо мне услышит вся земля!

Сказав такое, он лезгинку тут же
Сплясал, от возбужденья хохоча -
Так в сильный ливень маленькая лужа
И озером становится подчас!

А правда в том, что хан, поправив бурку,
Топорща грозно длинные усы,
Всего лишь дураку угрюмо буркнул:
- Пошёл с дороги прочь, ишачий сын!
........
О дураке одном легенду эту
Я рассказал вам, добрые друзья.
И за него, поверьте вы поэту,
Мне стыдно, хоть вина и не моя!

 

 

 

 

 

 

 

 

СЛАВА ПРЕЗИДЕНТУ

Союзу враги помогли развалиться,
Такого единства, как прежде, не будет:
Кинжалом народам по сердцу границы,
В печали нормальные, честные люди…

Сперва Горбачёв «перестроил» державу,
Разрушив за миг, что веками творилось.
А дальше уж Ельцин по подлому праву
Уродливым «ценностям» сдался на милость.

Тонуть бы России в бессмысленной смуте
На радость всему «либеральному свету»,
Но время пришло - и у власти наш Путин,
Он поднял страну, словно в космос ракету!

На Западе нашим успехам не рады,
Ведь их интересы - о нефти и газе.
И потчуют щедро страну «демократы»
Потоками злобы, ушатами грязи!

Но Путин спокоен и помнит о главном:
Он, даже молчанием Запад пугая,
Уверенно рушит коварные планы -
Теперь у России дорога другая!

Наш лидер - загадка всем западным странам,
Но нет и не будет иного ответа:
О Родине думает он неустанно,
С ним ближе и ближе России победа!

Своим Президентом мы вправе гордиться,
Ему помогаем словами, делами.
Врагам, что дерзали на нас покуситься,
Порвали мы глотки, их в землю вогнали!

Поэт Сажидин, поспешу возгласить я
Народам и странам открыто и честно:
Россия - наш Путин, а Путин - Россия,
Любого врага мы поставим на место!

 

 

 

 

 

 

 

МОЕЙ ЖИЗНИ ДОРОГИ

Сколько помню себя я, приходила пора -
Из родимого края уходил я не раз.
Только то, что сначала так в дорогу влекло,
Каждый раз возвращало в дорогое село.
Моей жизни дороги, километры и дни -
Сколько пота и крови я оставил на них?

Сколько бед испытал я - не опишет перо,
Но в дорожных скитаньях укреплялся и рос.
Как планета, вращался по орбитам дорог,
Но всегда возвращался на родимый порог.
Моей жизни дороги... Я на них отыскал
Ледяные отроги и жару среди скал.

Я немало народа на дорогах своих
Повстречал мимолётно, постоянно - других.
Не забуду добра тех, что, не знавши ни дня,
Словно добрые братья, привечали меня.
Моей жизни дороги, за спиною года,
Словно нервные строки, трудных жертв череда.

Что хотел отыскать я на развилках дорог?
Может, волю и счастье? Или правду, добро?
Но сужденье такое я усвоил давно:
Будешь сердцем спокоен только в доме родном!
Моей жизни дороги, то зигзаг, то стрела -
Вы лихие уроки преподали орлам!

Всем распахнуты двери, если сердце живёт,
Если любим и верим - ищем что-то своё.
Коль звездой отгорю я в свете нового дня -
Мои веки, горюя, мне прикроет родня...
Моей жизни дороги, как придёт вам конец -
Не скорбите вы много по ушедшему мне!..

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ТАТЬЯНА

Известно всем из древнего романа:
Онегина пленила вмиг Татьяна.
Но счастье упустил своё Евгений,
Не обладая смелостью Сергея!

Надеюсь, что, услышав шутку эту,
Игривый тон простите вы поэту:
Ведь нет мечты заветное и краше –
Чтоб озарился мир улыбкой вашей!

Шутить довольно - ведь скалой Шалбуза
Сергей на страже вашего союза!
Но, уважая мудрость и седины,
Вы, так и быть, простите Сажидина!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


КОНЕЦ ПОДХАЛИМА

Когда-то я собаку львом назвал,
Она меня хозяином признала.
Какой пустяк, лишь глупые слова,
А жизнь с тех пор полегче побежала:

Я в ней себе защиту получил,
Достигла дружба высшего накала:
С собакой все секреты я делил,
Она во все дела мои вникала.

Затем я вора посчитал святым,
И он тогда мне подарил барана.
Забыв, что лесть – не признак доброты,
Невольно я вступил на путь обмана.

А жизнь текла быстрей и веселей,
Сменялись дни и радостью дышали:
Я в ресторанах не жалел рублей,
Друзья меня всё больше уважали.

И вот мне кляузник заветным другом стал,
Он доносил на всех: друзей, знакомых.
Но я его простил и оправдал,
А он в ответ мне отдарился домом.

Красивый дом и дача на селе,
Полно друзей, и все они – как братья.
А жизнь бежит всё веселей и веселей:
Изрядный капитал сумел собрать я!

Мне дружба с ябедой прекрасно помогла:
Авторитетом стал теперь для многих,
И раньше жизнь красивая была –
Теперь во власть открылись мне дороги!

Родные мне стремятся угождать,
Чтоб стать ещё хоть чуточку роднее:
В мой дом приносят щедрый урожай,
А жизнь бежит, и я вдогон за нею!

Но вот случился крах в конце концов,
Дождался беспощадного урока:
Велели мне признать свинью отцом,
Я отказал – и был избит жестоко!

Внезапно все покинули меня,
И первой – как назло, мой друг собака!
Метнулся вор, как заяц от огня,
А кляузник вдали вороной каркал…

И бывшие друзья, и вся родня
Мой дом громят без чести и закона,
Папаху отобрали у меня,
Бешмет пошёл ослице на попону!

Теперь брожу, бездомный и босой,
И сам себя ругаю я за это:
Когда свернуло жизни колесо
К такому неприглядному сюжету?

Я, Сажидин, поведал вам, друзья,
В нелепой сказке правильное слово:
Лжецом и подхалимом быть нельзя,
Такой финал им вечно уготован!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ЛИЛИЯ

Ветер в северных краях на заре расправил крылья,
В чём благая весть твоя? - День рождения у Лили!
Небо свой волшебный свет нынче нам не зря дарило -
Дай нам, Лилия, ответ, сколь сердец ты покорила?

Не соловушка ли ты, символ вешней красоты?
Для любви границы нет, не помеха расстоянье,
Помогает интернет донести слова признанья.
Дочке друга, что далёк, но теперь как будто близко ,

Свой привет горячий шлёт Сажидин, поэт лезгинский:
Словно трели соловья, красота нежна твоя!
Строчки весело, легко вырываются наружу,
Королева, мой покой навсегда тобой нарушен!

Словно яркая звезда манит нас далёким светом -
Будешь, Лиля, ты всегда светлой музой всем поэтам!
Как подснежник по весне, ты ласкаешь сердце мне!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ПАМЯТНИК СУЛЕЙМАНУ СТАЛЬСКОМУ

Мальчиком четырнадцати лет
Сулейман покинул отчий дом
И ушёл в загадочный Дербент
Чтобы счастье выковать трудом.

Жизнь тебя не с радостью свела -
Долю батрака у богача
За гроши и корки со стола
Ты познал на собственных плечах.

Пролетела жизнь, как краткий миг,
Словно майских гроз внезапный гром.
Счастья ты лишь к старости достиг
С волей, что в борьбе добыл народ.

Ты театру имя подарил,
Чтоб талантами блистал Дербент.
Здесь народы братские, смотри,
Отдают признание тебе!

Коль улыбкой мудрою своей
С пьедестала ты встречаешь нас -
Разделяя радости людей,
Рукоплещет Каспия волна!

Мэр Дербента, славный наш Имам,
Твой прекрасен бескорыстный дар!
Ведь теперь Великий Сулейман
Обретён народом навсегда!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАПИТАН

С детства не видевший хорошего,
Ты горе преодолевал, шел вперед.
И на канате учился танцевать,
Словно пехливан искусный

Когда беда пришла на нашу страну,
Все готовы был сокрушить врага.
Ты закалялся, словно сталь в сражениях,
Ты подвигами стал всем известный,

Уничтожая врагов на каждом шагу,
Ты радость вселял на наши сердца.
Сколько ранения был на вашем теле?
Но ты не показал себя слабости.

Хотя война продлилась несколько лет,
Ты с победой вернулся на Родину.
И в жизни показал себя достойно,
Как учитель и воспитатель!

Мне посчастливилось с вами быть коллегой,
Ты старался давать уроки мужества.
Хотя тебе не пришлось радоваться молодостью,
И сейчас ты выглядишь молодцом, капитан

Чтобы твои подвиги сохранить молодым,
Я сложил про вас стихотворение.
Давай, начнем жить все с начало,
Чтобы не показать с грустью.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Я ОСТАЮСЬ, КАК ЕСТЬ

Бывают люди, как продует ветерок,
Словно облака повернет вспять.
Если что-нибудь получится,
Повернуться в другую сторону.

Если с неба град и буря,
Подует ветер невыносимый;
Хотя с корня вырвут деревья,
Я остаюсь таким, как есть!

Есть люди, меняющие краски,
То черными становятся, то красными.
Словно дети, лезет в колыбели,
Чтобы наполнить грудь вдохновением.

Если дороги закроют колючками,
Если река потечет сверх моста,
Преодолевая всех преград,
Я остаюсь таким, как есть!

У некоторых, характер подхалима,
И с собакой в ладу, и с кошкою.
Разве не табу, так жить двояко,
Шаг не может делать, боясь каждого.

Мои слова и дела – единый,
Я люблю свободный народ.
Хотя на земле повторится потоп,
Я остаюсь таким, как есть!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЯТЬ ТЫСЯЧА ЛЕТ

Пять тысяч лет - достойный срок,
Вы, как поэту, мне поверьте -
Ведь я сложил немало строк
О славном городе Дербенте!

Как неприступная скала
По мановению Аллаха
Был возведён Нарын-кала,
И люди здесь не знали страха!

Эпоха целая прошла
За чередою войн и буден,
Но также твёрд Нарын-кала -
Он вечно был, и вечно будет!

Не две, как кто-то говорит -
Не я - Аллах рассудит это -
Пять тысяч лет звезда горит
Во славу древнего Дербента!

И пусть года летят, как дым,
Даря и радостью и болью,
Дербент остался молодым –
Гостей встречая хлебом-солью.

Любимый город – как мечта,
Какой нигде вы не найдёте:
Любую веру почитай –
Ты будешь здесь всегда в почёте!

К нам приезжай - здесь встретишь ты,
И в этом не боюсь соврать я,
Людей душевной чистоты,
Что приютят тебя, как братья:

Тут будет кров, и будет стол,
Уж таковы законы наши,
Везде, куда бы не зашёл –
Ты будешь встречен полной чашей!

Пять тысяч зим, пять тысяч лет
Но, согласитесь вы со мною,
Красив и молод наш Дербент,
Объятый вечною весною!

Дербент встречает торжество,
И нет у нас иного мненья:
Всё так же золото его
Горит веками, не тускнея!

Со всем народом, как один,
Скрепляя радость, словно стену,
Поэт лезгинский, Сажидин,
Отметит праздник непременно!

 

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

Когда в тяжёлый час войны
России верные сыны
Поднялись дружно, как один,
Чтоб вражью нечисть победить -
Мы помним тех, кто уходил
Без обелисков и могил,
Но до конца исполнил долг -
Бессмертный полк, Бессмертный полк!

На той войне, как никогда,
Пылали сёла, города,
Но, сквозь потоки бомб и пуль,
Солдаты шли в свой крестный путь.
Мы помним тех, кто уходил
Без обелисков и могил,
Но до конца исполнил долг -
Бессмертный полк, Бессмертный полк!

По городам родной земли
Как символ чести пронесли,
Беды, хлебнувшие сполна,
Победы знамя, ордена.
Мы помним тех, кто уходил
Без обелисков и могил,
Но до конца исполнил долг -
Бессмертный полк, Бессмертный полк!

Ценою жизни победив,
Любой из них навеки жив!
Встают рассветы над страной -
Своих солдат мы ждём домой!
Мы помним тех, кто уходил
Без обелисков и могил,
Но до конца исполнил долг -
Бессмертный полк, Бессмертный полк!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ПЕТУХ - СЧАСТЛИВЧИК

- Счастливчик ты, Петух, гуляешь целый год ты,
На курицу спихнув житейские заботы!
А нас, мужей, видать, ослами жёны держат,
Весь день гуляют в праздничных одеждах!
Стенал мужик, увидев Петуха,
Идя свою беду залить в духан.

Что я за муж, и как мужик, на что я гожий?
Ведь на моих плечах и дом, и дети тоже!
Жена ослом меня считает лопоухим
И не даёт мне ни на миг собраться с духом!
Меня сравните с этим Петухом -
Ведь даже хлеб мне в горло, словно ком!

На мужика свалить грехи находит средство:
Чуть что - так сразу в крик: - Отец иль не отец ты?
Иди, работай и детей корми, а как же?
А отдохнуть, в себя прийти - не думай даже!
Придётся мне потратить жизнь свою
На бабу, на детей, и на семью...

Прокукарекает Петух - весь день свободен,
До темноты он по двору без дела ходит.
И пусть пораньше он встаёт, по первой зорьке,
Но не сравнить его удел и быт мой горький!
Вот это жизнь - не будет никогда
Петух себя работой утруждать!

Год Петуха теперь отметит вся планета,
А Года Мужика - как не было, и нету!
Шагнёшь к духану - разговор у жён короткий,
Живут мужья при них похуже, чем сиротки!
И как же куры бедные растят
Одни, без Петухов, своих цыплят?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВЛАСТЕЛИН КЛЮЧЕЙ

В годы древние за стенами Ташкента
Жил учёный – молодой узбек.
Познавал он душ людских секреты
И друзьям дарил ученья свет.

Колдовал отец его с замками,
Ну а сын – в науку выбрал путь:
Превзошел родителя в исламе
И познал поэзии строфу.

Получив расчёт за Перевод,
Тот мудрец, чьё имя – Аль-Каффал,
Подарил любимому народу –
Для людей построили канал!

Славен византиец был Никифор,
Воевода греческих полков!
Сочинил врагам предерзкий стих он –
Аль-Каффал ответил, как клинком!

Взял мудрец за труд лишь том Корана,
Ничего иного не хотел.
А Никифор был убит охраной,
Хоть корону царскую воздел.

Кровь Османа на Святом Коране,
С ним домой вернулся Аль-Каффал...
Тот сюжет мне словно сердце ранил
И на стих веление послал!

Аль-Каффал учёным был, поэтом,
Хадж не раз к Святыням совершил.
Заслужил сполна награду эту –
Ключ от человеческой души!

Книгу о прославленном имаме
Дивный дар Марии расцветил!
Пусть привет мой с этими стихами
К братскому народу полетит!

 

 

 

 

 

 

УМНЕЙШАЯ СОБАКА

Жил да был один охотник,
Он с собакою своей
И в лесу, и на болоте
Пропадал по многу дней.

В общем, жили - грех браниться,
Только раз не повезло:
Подстрелил охотник птицу,
А она в болото - хлоп!

Тот полез, достать желая,
Да в трясине вмиг увяз.
А собака с громким лаем
Вдруг куда-то унеслась.

Умирать кому охота
В вязком сумраке трясин?
Бьётся парень средь болота -
Нет опоры, нету сил...

Верный друг его покинул,
Почему же - кто поймёт?
От воды осенней, стылой,
Сводит тело, словно лёд.

Вдруг он слышит топот в чаще,
Средь кустов мелькнула шерсть -
Подбегает пёс пропащий,
Тащит в пасти длинный шест!

Уж не чаявший подмоги,
Шест хозяин ухватил.
Напружинив тело, ноги,
Тянет пёс, что было сил!

- Ну, давай, тяни, родная,
Ну, ещё один рывок!
Пёс старался, словно зная,
Что в последний раз помог...

Вы поверьте, иль не верьте,
Повторить для всех готов:
Преградит дорогу смерти
Верность друга и любовь!

Но недолго радость длилась -
Только жизнь пошла на лад,
В сердце что-то надломилось
И собака умерла...

И, от горя, словно камень,
Как убитый без ножа,
Рухнул рядом с ней хозяин,
Так всю ночь и пролежал...

Утром он прищурил веко:
- Раз мне пёс позволил жить,
Схороню, как человека -
Пусть на кладбище лежит!

Так и сделал. Справил тризну.
Подчиняясь своей беде,
Жил охотник, словно призрак,
Как в пустыне, средь людей.

Был подлец в селе, однако,
И ему покоя нет,
Что на кладбище собаку
Схоронил его сосед!

Изнывает и томится,
На уме всегда одно.
И помчался он в столицу,
Настрочил Судье донос.

Вот подъехали нукеры,
Тащат парня на допрос:
- Как ты смел, шакал неверный,
Осквернить в селе погост?!

Тут досужие сельчане
Побросали все дела:
- Бить безбожника камнями,
Если так прикажет власть!

А Судья не знал пощады,
Только, знай себе, бубнил:
- Почему, исчадье Ада,
Здесь собаку схоронил?!

Под насмешки злого люда
Бушевал Судья над ним:
- Говори же, сын верблюда,
Или мы тебя казним!

Посреди людского шума
Наш охотник - молодцом:
Лишь мгновение подумал -
И ответ Судье в лицо:

- Пёс мой был таким мудрейшим -
Многим здешним не чета!
Уважал Совет старейшин,
Суд и власти почитал!

Справедливость неустанно
Восхвалял твою всегда,
Перед смертью трёх баранов
Завещал тебе отдать!

- Нет, речей такого вида
Не слыхал я до сих пор! -
Размышлял Судья. И выдал
Справедливый приговор:

- Обвиненья пресекаю,
Стоп охотника травит!
Если мудрая такая -
Пусть на кладбище лежит!

И поныне, как ни странно,
Эта сказка хороша,
Если судьи за баранов
Справедливый суд вершат!




 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДЛЯ ДУРАКОВ ЗАКОН НЕ ПИСАН

Если вы и сомневались, то давно признать пора,
Что дурак уймёт едва ли свой пустой дурацкий нрав!
Хоть по-доброму, хоть криком - бесполезно убеждать:
За зубами свой язык он не удержит никогда!
На любой вопрос его ответ:
"Дуракам у нас законов нет"!

Надоел его характер молодым и старикам,
А попробуйте, исправьте - вам не хватит языка:
Дурака учил добру я - не идёт к нему добро:
Или что-нибудь сворует, иль обманет ни за грош!
И всегда уверен твёрдо он:
"Дуракам не писан наш закон"!

В этом деле неуёмен, так ещё одна беда:
Ни копейки нету в доме, а вот выпить - завсегда!
Сам - как перст, семьи лишился, дом - унылая дыра,
Но к бутылке приложиться - он и днём, и ночью рад!
И опять знакомый всем сюжет:
"Дуракам у нас законов нет"!

Пролетает день короткий, истекает долгий год,
Наш дурак - с вином и с водкой, нет преграды для него...
Почки, печень - всё насмарку, уж здоровья нет совсем,
А дурак всё лезет в драку, и не важно, где и с кем!
И, как прежде, твёрдо убеждён:
"Дуракам не писан наш закон"!

От болезней и недугов еле держится душа,
Нет семьи, детей и внуков, чтобы старость украшать.
Вечно ходит рваный- драный, сам на чучело похож,
Если выпьет спозаранку - к ночи драка и дебош!
Но отлично знает свой предмет:
"Дуракам у нас законов нет"!

Как-то раз, в субботний вечер, он шатался кое-как
И попался вдруг навстречу дураку другой дурак.
Уступать свою дорогу не пристало дураку,
И теперь их понемногу собирает травмо-пункт...
Весь изломан, но не побеждён:
"Дуракам не писан наш закон"!

Этот случай невесёлый рассказал вам Сажидин,
В городах и наших сёлах дураков - хоть пруд пруди!
И хочу сказать я честно: - Если с разумом дружить -
Дуракам не будет места, станет чище наша жизнь!
Важно помнить маленький секрет:
"Дуракам у нас законов нет"!

 

 


ДЕВУШКА - ДЖИГИТ

(Легенда)
Безжалостный Надир могучий шах Ирана,
Что на пути своём сметал народы, страны,
Дошёл до наших гор.
Ни Каспий, ни Кавказ с вершинами-клинками,
Ни горные хребты, где дорог каждый камень,
Не тронули его.
Зато Арана край, его луга и чащи,
Целебная вода источников звенящих,
Где счастлив был любой -
Те райские места он счёл своим трофеем
И верные полки, нисколько не жалея,
Послал на смертный бой!

О чём же наш рассказ? О том, как рать Надира
Пошла на Лезгистан, его равнинам мирным
Свой меч нести спеша.
Заполнены поля верблюдами, ослами,
И шахских палачей кровавыми делами
Отмечен каждый шаг:
Везде огонь и смерть, бесчинства и насилье,
Под сабли - молодёжь, в плен - девушек красивых,
Завалы мёртвых тел.
Селений, городов разрушено немало,
И на людей беду с презрительным оскалом
С холма Надир глядел.

Прошедший ночью дождь нёс дивную прохладу,
Смягчая тяжкий зной. В шатре своём богатом
Блаженствовал Надир.
И в этот самый миг персидский знатный воин,
Могучий богатырь, воскликнул: - Кто достоин
На бой со мной пойти?
Шагал он по земле, разрушенной войною
Он громко вопрошал: - Сразится кто со мною,
Найдётся хоть один?
Такому храбрецу награду посулил он,
А коль погибнет тот - так оплатить могилу,
Ведь был непобедим!

Напрасно он взывал: все храбрые джигиты
В безжалостных боях порублены, убиты,
В селеньях - ни души.
Погибла молодёжь, страна лишилась сердца,
Кто выйдет с ним на бой, кто примет вызов перса?
Но некому спешить...
Лишь девушка одна, отважная горянка,
Что братьев семерых в сраженьях потеряла,
Носила в сердце боль.
Как можно дальше жить, коль душу жжёт утрата?
Найдя отцовский меч, взяла доспехи брата,
И вызвалась на бой!

Та девушка могла позвать любого братца
На скачки, на борьбу, на острых саблях драться -
И в схватке победить!
Ей равных нет в селе на поединке честном,
И средь Лезгинских гор она была известна,
Как девушка-джигит!
Весь свой короткий век она тот дар и силу
От братьев, от родных старательно таила,
Скрывала до поры.
Но вот настал тот час, тот миг священной мести,
Когда - иль победить, иль пасть с родными вместе,
Свой дар врагу открыть!

О чём веду я речь? О конюхе-злодее,
О том, как сей старик предательство затеял,
И стыд, и честь забыл:
Красавцу-скакуну, что девушкой для боя
Был выбран - добавлял в ячмень побольше соли,
И долго не поил.
Другому же коню, с Надировой конюшни,
Вовсю давал хурму и рис он самый лучший,
Ухаживал, холил.
Готовил так коня проклятого иранца,
Чтоб в яростном бою тот мог спокойно драться
И в схватке победил!

В тот хмурый день народ мечами и кнутами
Нукеры поутру безжалостно согнали
Со всех окрестных сёл.
Под крики и пинки проклятого Ирана
Собрали тут лезгин в таких ужасных ранах,
Что каждый еле шёл.
Персидский богатырь, что звал себя бессмертным,
Хвастливо гарцевал пред воинством несметным
На сером скакуне.
А девушка-джигит, укрыв доспехом тело,
Орлицей на коня стремительно взлетела,
Что белый был, как снег.

Иранец хохотал: - Ну, что, дитя Кавказа,
Осмелишься на бой? Иль, может, сдашься сразу?
Зажарю, как шашлык!
Чего молчишь, храбрец, своё воротишь рыло?
От ужаса, небось, испарина покрыла
И проглотил язык?
Но девушка-джигит лишь искоса взглянула.
За братьев, за отца, за всех людей аула
Ей надо долг отдать.
Умелою рукой коня держала с силой,
Ведь он тянул к реке, где весело струилась
Прохладная вода.

- Не стану, подлый перс, с убийцею болтать я!
Ответишь за родных, за кровь любимых братьев,
За боль родной земли! -
Так девушка в лицо ему сказала смело -
Коль в правду так силён - тогда вперёд, за дело!
И кони понеслись!
Пропела тонко сталь, и перс, взмахнув руками,
Вдруг выпал из седла, и на седые камни,
Упал без головы!
Кто силою своей хвалился неустанно -
Нашёл собачью смерть под небом Лезгистана…
- О, нет! – Надир завыл!
На девушку пошла Надирова охрана:
Как скопище гиен, почуяв тигра рану,
Набросились они.
С иранцами бы в бой вступила без раздумий,
Но конь, любимый конь, от жажды обезумев,
Рванул с обрыва вниз!

Застыла тишина. А на речном откосе
Храбрейшая из дев лежит, раскинув косы,
И перса голова.
Сам шах спустился вниз взглянуть на поле брани,
И высказал в сердцах воителям Ирана
Он горькие слова:
- Не знал, что у лезгин и девушки – джигиты!
И кто тут уверял, что быстро покорит их?
Лишь тот, кто без ума!
За близких отомстив, бессмертного сразила,
И скоро вслед за ней попрут несметной силой
На нас и стар, и мал!

Уходят времена, года летят, как птицы.
В долинах ли, в горах - вам не сыскать Кюринца,
Кто б девушку забыл.
Подобно Шарвили, на землях Лезгистана
С тех пор и навсегда она героем стала
И символом борьбы!
Давно пришёл конец всем шахам и визирям,
Что силою меча хотели править миром,
Народы покорить.
Но в памяти жива, чьи косы, словно реки,
Она в сердцах лезгин запомнилась навеки,
Та девушка-джигит!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЕТИМ ЭМИН

Когда неправедный везде царил закон
И жизнь была безрадостной - и явь, и сон,
Чтобы про край Кюра услышал мир людской
Поднял Поэзии ты глас, Етим Эмин.

Учение муршидов, словно, солнца свет
Впитав, героем стал Шах-Дага, ты, Поэт.
В садах на все лады, играя свой концерт,
Ты пел, как соловей весной, Етим Эмин.

Как факел сердце освещало свод небес,
Творил своим пером ты чудо из чудес,
Любовь, которой отдал душу, как оркестр
Играла…,голос твой звенел, Етим Эмин.

Для речек горестных плотиной становясь,
Над куцехвостыми бычками над смеясь,
Мозги расплавляя и, теряя зренье глаз
Гремел ты звоном вековым, Етим Эмин.

Служа народу, как вернейший из сынов,
Ты создал самоцветы - жемчуг из стихов.
И, взвесив каждый стих на чашечке весов,
До нас ты лучшие донес, Етим Эмин.

Я – Сажидин, тень дерева в твоем саду,
Влюблен в твой сад, в котором яблони цветут,
В твои стихи, народу давшие мечту,
Звучащие божественно, Етим Эмин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ХУДОЖНИКУ

Коль ты решил мой написать портрет,
В палитру влей от глаз текущий свет,
А видя скулы на моём лице
Перенеси и их на холст в конце.

И кровь мою, не цветом, теплотой
Добавь к тем краскам, чтобы как живой.
Казался нарисованный портрет,
Но не рисуй ты черт, которых нет,

Нет не рисуй, стараясь понимать
Каков я сам, что заложила мать,
И черт лица моих не приукрась
И что черно, ты в белое не крась.

Коль ты решил мой написать портрет,
В палитру влей от глаз текущий свет,
А видя скулы на моём лице
Перенеси и их на холст в конце.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АХ, ТЫ, ЖИЗНЬ

Становясь старым, словно плодоносящее дерево,
Закаляясь кожа, сердце становиться слабым.
Как будто жизнь прожитий провело радостно.
Каждый прожитый день словно пропавшие деньги.

Ах, ты жизнь, становишься сладенькой!
Детские годы вспоминая, словно сон,
Друзья, все меньше, как дефицит лекарство,
Как две сестры смерть и жизнь,

Становится на гумне, как зерно и плевел.
Ах, ты, жизни, как глубоко ты, словно море?
Знаем я о том, что гости мы в этом мире,
С этого мира никто не хочет уходить

Смерть всегда приходит с печалью,
И молодому жалко умереть, и старому,
Ах, ты, жизнь, и при солнце чувствуешь холод.
Сажидин, не ломай болью свою голову,

Даже муравей, и он любит жизнь,
Радуйся и в чужбине, и на Родине,
Вспоминая веселых дней в пирах,
Ах, ты, жизнь, то горькая, то сладкая!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГОРИТ ОЧАГ В МОЁМ ДОМУ

Когда я разожгу очаг,
Достанет женщина посуду...
И если гость войдёт в мой дом,
Его я встречу словно друга.

Горит очаг в моём дому
Идёт неспешная беседа,
Находим общих мы друзей
Кто знал отца и даже деда.

В семье лезгина говорят:
Где отчий дом земля родная,
Что надо свой язык беречь
Потомкам в дар передовая.

Благословенен тот очаг,
Что род под кровлей собирает
Где песней древней, родовой,
Лезгины край свой прославляют.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я ОТВЕЧУ

Повздорили двое мужчин,
Как малые дети ругались.
Друг друга бранили они
Чуть- чуть бы ещё и подрались.

Но жаль им с своих кулаков,
И чтоб не ходить с ликом битым.
В гневе один произнёс:
Сегодня ты будешь убитым.

Об этом узнала жена,
На грудь она мужу упала.
Сказала ему - будь умней
Не надо пример брать с барана.

Ответит за это другой,
Шутник, что смешит всех на свете...
Глупец, ты поверил ему?
Над ним насмехаются дети.

Послушай что шут говорит:
Мне лгать пред судом не пристало.
Присяжным отвечу я так,
Одним дураком меньше стало.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


СЛАВА И СЧАСТЬЕ ЛЕЗГИНА

Однажды лезгины у старца спросили:
-Что значит отвага, и что значит сила?
Где должен джигит своё счастье искать?
Кого выше всех мы должны почитать?

Мы видим что Родина наша прекрасна.
Земля плодоносит и Солнышко ясно,
Но нет на душе у мужчины покоя,
Как жить, чтоб не знала страна наша горя?

И старец сказал им простые слова:
-Отважен лишь тот, в ком правда жива.
Живёте вы дружно и вас не сломать.
По одному вас легко поломать.

Родителей чтите, старейшин цените,
Жизнь, как река быстротечна, поймите,
Время придёт, наше место занять...
Станете младшим советы давать.

А счастье своё вы ищите в труде.
Друзьям помогайте, коль кто-то в беде.
Во славу Отчизны вершите дела,
И славить вас будет людская молва.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


СМОТРЮ И СЛУШАЮ

Смотрю и слушаю всегда,
Я с глубочайшим уважением,
А если кто хулит его,
Я отношусь к ним с сожалением!

Вы не желаете узнать,
Как трудно государством править,
Что много недругов у нас,
Желающих подножки ставить!

Страны достойный президент!
Ответит на любой вопрос,
А если кто-то не согласен,
Значит не вник и не дорос!

Мой долг сегодня всем сказать:
При Путине Держава в силе!
Его заслуга высока, а цель скромна –
Служить России!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧТО МЫ ХОТИМ?

Что мы хотим? Желание наше в чем?
Детей счастливых, солнце, что нам свято.
Земли благоуханье майским днём,
Что нас Всевышний одарил, когда - то.

Что мы хотим? Желание наше в чем?
Родную речь внимать в стихах и песнях.
Чтоб счастлив был родительский наш дом
И навещать родимых повсеместно.

Лезгин, брат мой, негоже нам молчать!
Пой эту жизнь, прославь язык народа.
Свободой слова, всех учи мечтать,
Жизнь в песнях прославляй и гордость рода!

Не быть мужчине сиротой вовек,
Когда зовут на подвиг вдохновенный.
Не видеть пики гор, ни бурных рек,
И дев красу за проволочной стенкой.

Что мы хотим? Желание наше в чем?
Лишь мир земле, домам, народу, небу.
Не золото седла несет удачу в дом,
А память предков, честь и песнь поэта.

О, мой народ, неси свет над собой!
Вкуснее хлеб в расцветшем Лезгистане.
Свет солнца над Шалбуз и Шах горой,
И Шарвили дух, наши лечит раны.

За мною кров родной, язык родной,
Что от врагов, заклятых нас спасают.
Пусть славен будет слова свет живой
В стихах своих я к миру призываю!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КАК ХОРОШО?

Пусть достигло мне восемьдесят лет,
Я крепко хожу по земле
Хочу показать молодой свой след.
Как хорошо - радуясь млеть.

Каждое утро свеж и выбрит я.
Модный галстук прикрывает грудь.
Пустые разговоры, тема не моя,
Как хорошо - радует труд!

Каждый день я с радостью встречаю.
С завистью смотрят на меня.
В мудром возрасте я вуз кончаю,
Как хорошо - стараться живя.

Двадцать пять лет в школе учил детей.
Мною ветру не отдан ни год.
Для завистливых, мой юмор злодей.
Как хорошо - смешу до икот.

Много лет живу среди народа,
Шагая в слякоть под дождем.
Мои книги теперь с переводом.
Как хорошо - пишу и живем.

Сажидин сегодня жив, завтра -нет.
В днях ищет счастливое время.
Что на кладбище мало места- бред.
Как хорошо - пока живу со всеми!

Каждый день с радостью встречаю,
С завистью смотрят на меня.
Жизненные секреты изучаю.
Как хорошо - стараться живя.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СТИХИ – ПОСВЯЩЕНИЕ

СЛОВА И СЛАВА

Над горами Дагестана, над сединами Дербента
Ежедневно, неустанно раздаётся клич Поэта.
Как полёт орла к вершинам, словно горные потоки,
У Поэта Сажидина каждый миг рождает строки.

Вместе с этими стихами, одолев века и страны,
К нам стучит святая память Шарвили и Сулеймана,
В них звенят доспехи горцев, слышим речь джигитов смелых,
И бежит под их напором грозный враг в свои пределы.

Боль утраченных иллюзий, память по былым победам...
Кто б ещё, скажите, люди, нам своим стихом поведал?
В них живёт тепло заботы и любовь – источник света,
Человеческому роду дар от мудрого Поэта.

И горит душа лезгина без уныния и лени,
И несёт огонь былинный до грядущих поколений,
Стих летит по горным склонам и бушует, словно лава:
Сажидин возносит Словом своему народу Славу!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Я СТАЛ БОГАТЫМ

Не бриллиантами и не золотом
Неожиданно стал я богат:
Я узнал - в Дагестане далеком
Проживает Сажидин, мой брат!

Он поэт и джигит средь поэтов,
Стих его там звенит как булат,
Сколько им красоты уж воспето!
Вот какой он, Сажидин, мой брат!

Далеко мы живем друг от друга,
Но для дружбы людей нет преград,
По путям невидимым Фейсбука
Гость явился, Сажидин, мой брат!

Вместе с ним в моем доме поэзия,
Мудрость, радость, добро – как я рад!
Пусть все зло в целом мире исчезнет!
Пьем за это, Сажидин, мой брат!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


УЧИТЕЛЬ, ПОЭТ, ДОБРЫЙ ДРУГ – САЖИДИН

За восемь десятков ему уже лет,
Но вовсе не стар, уверяю вас, нет.
Он молод душою и сердцем, друзья,
Он жизнь проживает свою не зазря!

Многоуважаемый наш Аксакал,
Что каждому внемлет, велик кто и мал.
Чело его белого снега белей
И любит он жизнь год от года сильней.

Обычаев кладезь, традиций знаток,
В истории всем преподаст он урок.
Он к людям с открытой и чистой душой,
Он в стихосложении - мастер большой.

Источник энергии, жизни, добра,
Ведь жизнь для него, это ЖИЗНЬ - не игра!
Скажу, что такой среди нас лишь один -
Учитель, поэт, добрый друг - Сажидин!

 

 








 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЭЙ СЧАСТИВЧИК, САЖИДИН!

Гитара, серебристая струна,
Не ведаешь как сердце моё плачет?
Тебе другая роль судьбой дана -
Играть для тех, кто веселится, пляшет.

Когда-то я таким же был как ты,
Играло сердце песней для любимой,
Но в камень превратились все мечты,
И стала жизнь совсем невыносимой.

Разлукой я наказан не один,
Бывают испытания сильнее.
До слёз нас, песней, доведёт акын,
А с ней и струнам кажется больнее.

Я счастью не завидую совсем ,
Ведь ты не знаешь о моей печали -
Кто и не спросит про того, кто нем,
Зачем язык и голос ему дали?

Ну подойди поближе, разукрась
Ты мой чунгур, я звонко заиграю,
Аллаху в небо, с просьбою молясь,
Любимую, быть может, повстречаю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

ПОЧЕМУ ТЫ ПРИШЕЛ НЕ ВЧЕРА? Перевод Багаудина Узунаева
КАМЕШКИ В ГОРСТИ:
ОСМЕЯННЫЙ ВЕРБЛЮД. Перевод Б. Гайковича
СУЖДЕНИЕ ВОЛКА. Перевод Б. Гайковича
НАДЕЖНАЯ ОХРАНА. Перевод Б. Гайковича
СУЖДЕНИЕ ЗМЕИ. Перевод Б. Гайковича
МАЛО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО. Перевод Б. Гайковича
РЫБА – ОБЛИЧИТЕЛЬ. Перевод Б. Гайковича
ПОЗДНО. Перевод Б. Гайковича
МЫШЬ МЫШОНКУ. Перевод Б. Гайковича
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ – СОВЫ. Перевод Б. Гайковича
РАЗМЕЧТАВШИЙ ОСЕЛ. Перевод Б. Гайковича
О КУРИЦЕ. Перевод Б. Гайковича
ПОРЯДКЕ САМООБОРОНЫ. Перевод Б. Гайковича
БУДЕТ НЕ СЛАДКО. Перевод Б. Гайковича
ЖЕРТВА ОСЛАВЫ. Перевод Б. Гайковича
КРИВОЙ РОТ. Перевод Б. Гайковича
СОБАКА И КОШКА. Перевод Б. Гайковича
ТЕНЬ. Перевод Виктора Викторова
РЫБА И ЧЕРВЯК. Перевод Виктора Викторова
ЛИСИЙ ХВОСТ. Перевод Виктора Викторова
КОЛЫБЕЛЬНАЯ ВОРОНЫ. Перевод Виктора Викторова
КОЛЫБЕЛЬНАЯ ЕЖИХИ. Перевод Виктора Викторова
КОЛЫБЕЛЬНАЯ ЗАЙЧИХИ. Перевод Виктора Викторова
ПОД ДУБКОМ. Перевод Виктора Викторова
МОЙ ПУШКИН. Перевод Алексея Соболева
ПЕСНЯ ЛЕЗГИН. Перевод Алексея Соболева
ОБЕРНИСЬ. Перевод Алексея Соболева
МОЯ ДУША БОЛИТ. Перевод Алексея Соболева
ТАМАДА ДРУГ. Перевод Алексея Соболева
ПРОБКА. Перевод Владимира Гусева
ПРОСТИ. Перевод Бести Нифтиевой
ЕСТЬ УЛИЦА. Перевод Бести Нифтиевой
УЧИТЕЛЬ, ПОЭТ. Перевод Бести Нифтиевой
ДУМЫ ЛЕНТЯЯ. Перевод Бести Нифтиевой
ПИСЬМО САЖИДИНУ. Перевод Бести Нифтиевой
ОТВЕТ НА ПИСЬМО ЗАБИТА. Перевод Бести Нифтиевой
ЖЕЛАНИЕ. Перевод Бести Нифтиевой
СЫН ДРУГА. Перевод Бести Нифтиевой
РАЗГОВОР О ЛЕЗГИНАХ. Перевод Бести Нифтиевой
ТВОЙ ДОЛГ. Перевод Бести Нифтиевой
ПЛАЧЬ ТУКЕЗБАНА. Перевод Бести Нифтиевой
ЧТО ДЕЛАТЬ, ЛЮБИМАЯ? Перевод Гюзеля Гасановой
ЧТО ОСТАВИЛ? Перевод Гюзеля Гасановой
ЧТО ЖЕ ВЫ МОЛЧИТЕ? Перевод Наримы Ахмедовой
ПРЕДАНИЕ О ГОРСКОЙ ПАПАХЕ Перевод Наримы Ахмедовой
ЗАСЫПАЕТЕ ЛИ ВЫ КОГДА-НИБУДЬ? Перевод Сельмина Курабековой
С ТАКИМ СЕРДЦЕМ. Перевод Сельмина Курабековой
УВАЖАЙ. Перевод Сельмина Курабековой
СИРОТА ТРЕХ МАТЕРЕЙ Перевод Ольги Потаповой
ГАСАН ЭФЕНДИ АЛКАДАРИ. Перевод Гусейна Гусейнова
ГЕРОЮ РАДИМУ ХАЛИКОВУ. Перевод Багаудина Курдулова
СУЛЕЙМАН СТАЛЬСКИЙ. Перевод Мурада Саидова
КАРАТИНКА АНИСА. Перевод Мурада Саидова
РОЗЕ МАКСУМОВОЙ. Перевод Мурада Саидова
ПАДИШАХ КЕБЕРОВУ. Перевод Мурада Саидова
ПОРТРЕТ МАТЕРИ. Перевод Мурада Саидова
ДОЛЖНЫ МЫ. Перевод Мурада Саидова
ПОСВЯЩЕНИЯ. Перевод Мурада Саидова
ДЛИННЫЕ КОСЫ АННЫ. Перевод Мурада Саидова
КРАСАВИЦА МАРИЯ. Перевод Мурада Саидова
ПЛАТАН. Перевод Мурада Саидова
БРАТ ЗАБИТ. Перевод Мурада Саидова
НА РОДИНЕ САИДА. Перевод Мурада Саидова
В СОЮЗЕ ПИСАТЕЛЕЙ. Перевод Мурада Саидова
АШУГ ШИРИН. Перевод Мурада Саидова
НИНЕ Я ПОЭТОМ СТАЛ. Перевод Игоря Каменского
НЕ СРУБИЛО. Перевод Виктора Гусева
НЕ ГОВОРИ СЛОВА. Перевод Виктора Гусева
Я ПРОСТИТЬ НЕ МОГУ. Перевод Виктора Гусева
ЖИЗНЬ. Перевод Виктора Гусева
ДОБРЫЕ КУНАКИ. Перевод Сергея Ревзина
ЛЕНИВАЯ НЕВЕСТА. Перевод Сергея Ревзина
ПРИЧИТАНИЕ ЖЕНЫ. Перевод Виктора Гусева
ТЕЛЕНОК. Перевод Виктора Гусева
УЗЕЛОК НА ПАМЯТЬ. Перевод Виктора Гусева
ДОБРАЯ ВЕСТЬ. Перевод Виктора Гусева
ВЫСТОЯЛ НАРОД Перевод Арбена Кардаша
АЛИ ДАХ. Перевод Арбена Кардаша
ТАКАВ. Перевод Арбена Кардаша
ПЕСНЯ КЛОУНА ПРИ КАНАТОХОДЦЕ. Перевод Виктора Куллэ
КАК КРЕПЧЕ СТАЛ СУЛТАН? Перевод Виктора Куллэ
НАШ РАСУЛ. Перевод Сергея Маслова
Я ОДИН. Перевод Сергея Маслова
БЕССТРАСТНОЕ ВРЕМЯ. Перевод Сергея Маслова
ДА ТЫ ВСЕГДА БЫЛ ТАКИМ. Перевод Сергея Маслова
ДОВЕРИЕ. Перевод Сергея Маслова
ГОВОРЯТ, ЧТО ОСЁЛ ПОБЕДИЛ ВОЛКА. Перевод Сергея Маслова
МИЛОСЕРДНЫЙ ЗВЕРЬ. Перевод Сергея Маслова
МЫ – ДЕТИ НАШИХ МАТЕРЕЙ. Перевод Сергея Маслова
СИЛА ЖЕНСКОГО ПЛАТКА. Перевод Сергея Маслова
КОРРУПЦИЯ. Перевод Сергея Маслова
РОССИЯ – ПЕСНЯ МОЯ! Перевод Сергея Маслова
Я – РОДНИК. Перевод Сергея Маслова
ЧТО Я МОГ СКАЗАТЬ? Перевод Сергея Маслова
ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ. Перевод Сергея Маслова
ПРАЗДНИК В КРЫМУ. Перевод Сергея Маслова
НАШИ КАМНИ. Перевод Сергея Маслова
АМЕРИКА ПОТЕРЯЛА ПОКОЙ. Перевод Сергея Маслова
ДЯДЯ – ЯНКИ. Перевод Сергея Маслова
НАМ НОВЫЕ НУЖНЫ ГЕРОИ – ШАРВИЛИ. Перевод Сергея Маслова
ВСЕ МЫ – СМЕРТНЫ. Перевод Сергея Маслова
ПАМЯТИ МАМЕДЕ ГАДЖИЕВА Перевод Сергея Маслова
НЕ ПАДАТЬ ДУХОМ – МОЙ ДЕВИЗ! Перевод Сергея Маслова
ЗАЧЕМ ОБРЁЛ Я ЭТУ СТРАСТЬ? Перевод Сергея Маслова
РУССКИЕ ДЕВУШКИ. Перевод Сергея Маслова
СООБЩУ ВАМ ДОБРУЮ ВЕСТЬ. Перевод Сергея Маслова
РАЗГОВОР С ХАНОМ. Перевод Сергея Маслова
СЛАВА ПРЕЗИДЕНТУ. Перевод Сергея Маслова
МОЕЙ ЖИЗНИ ДОРОГИ. Перевод Сергея Маслова
КОНЕЦ ПОДХОЛИМА. Перевод Сергея Маслова
ЛИЛИЯ. Перевод Сергея Маслова
ПАМЯТНИК СУЛЕЙМАНУ СТАЛЬСКОМУ. Перевод Сергея Маслова
КАПИТАН. Перевод Сергея Маслова
Я ОСТАЮСЬ, КАК ЕСТЬ. Перевод Сергея Маслова
ПЯТЬ ТЫСЯЧА ЛЕТ. Перевод Сергея Маслова
БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК. Перевод Сергея Маслова
УМНЕЙШАЯ СОБАКА. Перевод Сергея Маслова
ДЛЯ ДУРАКОВ ЗАКОН НЕ ПИСАН. Перевод Сергея Маслова
ДЕВУШКА – ДЖИГИТ. Перевод Сергея Маслова
ПЕТУХ – СЧАСТЛИВЧИК. Перевод Сергея Маслова
ВЛАСТЕЛИН КЛЮЧ. Перевод Сергея Маслов
ЕТИМ ЭМИН. Перевод Мурата Шахтаманова.
ХУДОЖНИКУ. Перевод Андрея Бартыша
АХ ТЫ, ЖИЗНЬ. Перевод Виктора Белоконя
ЛЕЗГИНСКИЙ ОЧАГ. Перевод Виктора Белоконя
Я ОТВЕЧУ. Перевод Виктора Белоконя
СЛАВА И СЧАСТЬЕ ЛЕЗГИНА Виктора Белоконя
СМОТРЮ И СЛУШАЮ. Перевод Виктора Белоконя
ЧТО МЫ ХОТИМ? Перевод Алексея Краснянского
КАК ХОРОШО? Перевод Галина Дзгоева
СТИХИ – ПОСВЯШЕНИЕ
СЛОВА И СЛАВА. Перевод Сергея Маслова
Я СТАЛ БОГАТ. Перевод Михаила Ягелло
УЧИТЕЛЬ, ПОЭТ, ДОБРЫЙ ДРУГ – САЖИДИНПеревод Бести Нифтиевой
ЭЙ СЧАСТЛИВЧИК, САЖИДИН, Сельмина Курабековой

 

 

 

 

 

 

 

Сажидин

ПОЧЕМУ ТЫ ПРИШЕЛ НЕ ВЧЕРА?

 


Редактор Арбен Кардаш
Корректор Зумриба Саидгасанова



 

 

 

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!